Интервью с министром внутренних дел по Удмуртской Республике Александром Первухиным, журнал "Деловой квадрат" 2015 / № 1-2 (112), январь-февраль, 2015

Министр внутренних дел по Удмуртской Республике Александр Первухин

Министерство внутренних дел по Удмуртской Республике добилось устойчивого снижения количества регистрируемых преступлений, которое наблюдается уже на протяжении 8 лет. В прошлом году уровень тяжких и особо тяжких преступлений на одну тысячу жителей впервые был зафиксирован ниже, чем в среднем по России. Это несомненные успехи, и в то же время глава ведомства Александр Первухин считает, что они не дают основания для успокоения, наоборот, действия, направленные на снижение уровня преступности, необходимо активизировать.

 

 

«ДК»: Александр Сергеевич, подводя итоги 2014 года на коллегии МВД по УР, вы отметили, что, несмотря на в целом положительные результаты, задачи выполнены не в полной мере. Это традиционное обращение к сотрудникам, сделанное для того, чтобы они не расслаблялись, или у вас есть более веские основания для такого заявления?

А.П.: Итоги работы в статистическом измерении меня не очень устраивают, и я объясню почему. Мы понимали, что особой надежды на стремительное снижение преступности нет, потому что основные ресурсы для этого, в принципе, исчерпаны. И все же мы рассчитывали, что снижение будет более весомым, чем продемонстрированные полпроцента. Я надеялся, что мы впервые зарегистрируем менее 26 тысяч преступлений, впервые приостановим как нераскрытые менее 9 тысяч. Да, мы меньше приостановили, больше раскрыли, расследовали, направили в суд. Но я максималист по своей природе, и поэтому считаю, что эти цифры обязаны быть лучше. Лично для меня 2014 год был не таким знаковым, как предыдущий, и в 2012 году мы работали более эффективно, о чем я напомнил на коллегии. Тем не менее сработали мы неплохо: по раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений вошли в тройку лучших в ПФО, нагрузка на одного сотрудника по раскрываемости этих видов преступлений самая высокая в округе и четвертая по России. Кроме того, среди положительных тенденций – снижение количества граждан, пострадавших от преступников, в 2014 году их стало меньше на 700 человек, или на 4 процента, и это здорово.

«ДК»: Какие изменения произошли в структуре преступности?

А.П.: В целом она осталась такой же, как и прежде. Видимые изменения происходят, когда появляются новые уголовно-наказуемые деяния. Например, законодатели по многочисленным требованиям ввели ответственность за сбыт ряда сильнодействующих веществ, так называемых дизайнерских наркотиков, или спайсов. Как результат – наркопреступлений выявлено почти на тысячу больше. Если раньше с наркотиками было связано каждое пятнадцатое, а то и двадцатое из регистрируемых преступлений, то сегодня – каждое девятое.

Увеличилось количество нарушений миграционного законодательства – с 2 до 638 фактов. И это тоже связано с новеллами в законе.

Выросло количество преступлений, совершаемых иностранными гражданами. Пока экономика была стабильна, в стране наблюдался миграционный бум. Понятно, что к нам порой приезжали далеко не лучшие представители зарубежья, поэтому криминальная активность среди мигрантов возросла, что привело к увеличению количества совершенных ими преступлений до 146 – на треть больше, чем в 2013 году, по темпам прироста мы, к сожалению, первые в ПФО.

В то же время более чем на одну тысячу уменьшилось число преступлений против собственности, где есть потерпевшие: разбойных нападений стало меньше на 15 процентов, грабежей – на 14 процентов, мошенничеств – на 20 процентов, краж имущества – на 5 процентов. На протяжении последних 5 лет мы видим снижение количества преступлений, совершаемых подростками – за этот период их стало меньше на 20 процентов. Значительное сокращение этих видов преступлений обусловлено постоянной профилактической работой. И если бы не рост в сфере незаконного оборота наркотиков и нарушений миграционного законодательства, мы могли бы рапортовать о снижении количества зарегистрированных преступлений на 5-6 процентов. Впрочем, трагедии из этого никто не делает, поскольку борьба с латентной преступностью важнее красивых цифр в годовых отчетах.

«ДК»: Какие преступления совершают иностранцы?

А.П.: Все те же самые, что и остальные. В основном корыстные: кражи, грабежи, преступления против личности, преступления на бытовой почве на фоне алкогольного опьянения и прочее. Преступность с ярко выраженной этнической направленностью в республике отсутствует. Например, нет диаспоры, занимающейся целенаправленным наркосбытом, как в ряде других регионов,

«ДК»: Рост количества мигрантов в России привел к увеличению числа проявлений экстремизма. В Удмуртии это заметно?

А.П.: По этой линии было выявлено 9 преступлений, что в два раза больше, чем в 2013 году. Все они были направлены на разжигание ненависти к представителям той или иной национальности. Удмуртия – толерантная республика, тем не менее наличие в регионе мигрантов, диаспор, конечно, побуждает отдельных людей к экстремистским призывам на интернет-ресурсах. Таких нужно воспитывать. Без управляемой и регулируемой трудовой миграции ни одно современное государство жить не может. Поэтому противодействию проявлениям экстремизма мы будем уделять повышенное внимание.

«ДК»: Какие еще угрозы общественной безопасности в республике сегодня актуальны?

А.П.: Большинство из них связано с экономикой. Любое изменение экономической ситуации находит свое отражение в общественных проявлениях. Вызовы станут более серьезными, если в республике существенно увеличится число незанятого населения. Поэтому наше экономическое сообщество, назовем его так, должно заботиться о том, чтобы у людей была работа. И правительство республики должно делать все от него зависящее, чтобы экономика развивалась или как минимум поддерживалась на достигнутом уровне. Тем более что впереди у нас муниципальные выборы, и они будут менее предсказуемы, чем выборы главы республики: количество кандидатов огромно, уровень противоборства выше, и следить за тем, чтобы не проявились политические силы, которые захотят сыграть на трудностях страны, будет сложнее. В связи с этим я бы хотел предостеречь политиков и пожелать им избегать резких суждений.

«ДК»: На что нужно обратить внимание республиканским и муниципальным органам власти, чтобы создать предпосылки для улучшения криминальной обстановки?

А.П.: Если говорить о слабо управляемой преступности – бытовых преступлениях, мелких кражах, то здесь ничего нового  придумывать не нужно. Удмуртия занимает третье место в ПФО и входит в десятку в России по уровню пьяной преступности. Нетрезвыми гражданами совершается каждое второе преступление, а в отношении них – каждое третье. Для профилактики таких преступлений обязательно нужно строить вытрезвители, тогда сам факт возможности попадания в такое учреждение убережет часть граждан от чрезмерного употребления алкоголя и нахождения на улице в нетрезвом состоянии.

Много преступлений совершается лицами, употребляющими наркотики. И мы должны всем миром неустанно доказывать, какое это зло.

Нужно создавать условия для борьбы с подростковой преступностью. И для этого обязательно достроить Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Если за год через него пройдет 400 подростков, как в прежние годы, то мы уже снизим количество преступлений на несколько сотен. Республике надо обратить внимание на улучшение физкультурно-спортивной работы. У нас сотни спортивных секций, если в каждой из них по 3-5 подростков будут заниматься бесплатно, это позволит увести детей с улиц. Общество «Динамо» готово со всеми поделиться опытом организации такой практики.

Далее, необходимо четко организовать работу по улучшению доступа к такой государственной услуге, как охрана правопорядка. На федеральном уровне для этого многое делается, нам выделяются серьезные средства, благодаря которым мы построили одно здание райотдела. И в то же время мы с завистью смотрим на соседнюю Башкирию, где за счет республиканского бюджета строится сразу четыре райотдела. А у нас республика абсолютно не помогает развивать материальную базу МВД. На Сюмсинский райотдел не взглянешь без слез. Нам нужно строить Сарапульский райотдел, два спецприемника. Почему бы республике не принять в этом участие?

Всех сегодня беспокоит ситуация, которая складывается на дорогах. Количество автотранспорта стремительно возрастает – на полуторамиллионную республику у нас 536 тысяч автомобилей, из них 48 тысяч приобретено в 2014 году. А дороги по-прежнему не отвечают необходимым требованиям: реверсивного движения нет, освещение слабое, пешеходные переходы оборудованы плохо. Надо уяснить, что одно только выравнивание асфальтового покрытия дорог не является их улучшением. Есть вопросы и к дисциплине водителей, которая в ряде случаев халатна на грани с преступностью. Мы задержали 11 тысяч пьяных за рулем, и 10 тысяч из них уже были лишены прав. Вот над этим надо работать.

2015 год станет для нас годом участковых. На этом направлении мы видим еще немалый потенциал по улучшению профилактической работы. И опять же здесь не обойтись без помощи республики и муниципалитетов. В эту службу должны идти лучшие сотрудники. Их нужно мотивировать с помощью специальных программ, в том числе республиканских.

«ДК»: Кто еще, кроме власти, может сыграть свою роль в профилактике преступности?

А.П.: Есть такая сила, как общественность. И мы ждем от нее влияния на процессы, которые могли бы снизить долю преступности, связанной с мелкими кражами, бытовым пьянством, поножовщиной. Важно, чтобы были воссозданы добровольные народные дружины. И в тех микрорайонах, где среди проживающих высока доля работников одного предприятия, в этом должны проявить заинтересованность директора предприятий, как сейчас происходит, например, в Сарапуле. Нужно возрождать опыт добровольных оперативных отрядов в студенческих общежитиях. Большая помощь со стороны общественности может быть оказана в нормализации ситуации на дорогах – на проблемных дорожных участках должны работать профессионалы, а там, где достаточно слежения, нужно установить средства фиксации, чтобы дружинники могли наблюдать за обстановкой на мониторе, оперативно реагировать на ее изменение и передавать информацию мобильным отрядам. Мы ни в коем случае не собираемся перекладывать на кого-либо работу полиции, а вот активное содействие общества в деле охраны правопорядка никогда не помешает. В свою очередь, мы гарантируем, что организация оперативного реагирования на обращения граждан будет приоритетом в нашей работе и в 2015 году.

Министерство внутренних дел по Удмуртской Республике добилось устойчивого снижения количества регистрируемых преступлений, которое наблюдается уже на протяжении 8 лет. В прошлом году уровень тяжких и особо тяжких преступлений на одну тысячу жителей впервые был зафиксирован ниже, чем в среднем по России. Это несомненные успехи, и в то же время глава ведомства Александр Первухин считает, что они не дают основания для успокоения, наоборот, действия, направленные на снижение уровня преступности, необходимо активизировать.

 

 

«ДК»: Александр Сергеевич, подводя итоги 2014 года на коллегии МВД по УР, вы отметили, что, несмотря на в целом положительные результаты, задачи выполнены не в полной мере. Это традиционное обращение к сотрудникам, сделанное для того, чтобы они не расслаблялись, или у вас есть более веские основания для такого заявления?

А.П.: Итоги работы в статистическом измерении меня не очень устраивают, и я объясню почему. Мы понимали, что особой надежды на стремительное снижение преступности нет, потому что основные ресурсы для этого, в принципе, исчерпаны. И все же мы рассчитывали, что снижение будет более весомым, чем продемонстрированные полпроцента. Я надеялся, что мы впервые зарегистрируем менее 26 тысяч преступлений, впервые приостановим как нераскрытые менее 9 тысяч. Да, мы меньше приостановили, больше раскрыли, расследовали, направили в суд. Но я максималист по своей природе, и поэтому считаю, что эти цифры обязаны быть лучше. Лично для меня 2014 год был не таким знаковым, как предыдущий, и в 2012 году мы работали более эффективно, о чем я напомнил на коллегии. Тем не менее сработали мы неплохо: по раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений вошли в тройку лучших в ПФО, нагрузка на одного сотрудника по раскрываемости этих видов преступлений самая высокая в округе и четвертая по России. Кроме того, среди положительных тенденций – снижение количества граждан, пострадавших от преступников, в 2014 году их стало меньше на 700 человек, или на 4 процента, и это здорово.

«ДК»: Какие изменения произошли в структуре преступности?

А.П.: В целом она осталась такой же, как и прежде. Видимые изменения происходят, когда появляются новые уголовно-наказуемые деяния. Например, законодатели по многочисленным требованиям ввели ответственность за сбыт ряда сильнодействующих веществ, так называемых дизайнерских наркотиков, или спайсов. Как результат – наркопреступлений выявлено почти на тысячу больше. Если раньше с наркотиками было связано каждое пятнадцатое, а то и двадцатое из регистрируемых преступлений, то сегодня – каждое девятое.

Увеличилось количество нарушений миграционного законодательства – с 2 до 638 фактов. И это тоже связано с новеллами в законе.

Выросло количество преступлений, совершаемых иностранными гражданами. Пока экономика была стабильна, в стране наблюдался миграционный бум. Понятно, что к нам порой приезжали далеко не лучшие представители зарубежья, поэтому криминальная активность среди мигрантов возросла, что привело к увеличению количества совершенных ими преступлений до 146 – на треть больше, чем в 2013 году, по темпам прироста мы, к сожалению, первые в ПФО.

В то же время более чем на одну тысячу уменьшилось число преступлений против собственности, где есть потерпевшие: разбойных нападений стало меньше на 15 процентов, грабежей – на 14 процентов, мошенничеств – на 20 процентов, краж имущества – на 5 процентов. На протяжении последних 5 лет мы видим снижение количества преступлений, совершаемых подростками – за этот период их стало меньше на 20 процентов. Значительное сокращение этих видов преступлений обусловлено постоянной профилактической работой. И если бы не рост в сфере незаконного оборота наркотиков и нарушений миграционного законодательства, мы могли бы рапортовать о снижении количества зарегистрированных преступлений на 5-6 процентов. Впрочем, трагедии из этого никто не делает, поскольку борьба с латентной преступностью важнее красивых цифр в годовых отчетах.

«ДК»: Какие преступления совершают иностранцы?

А.П.: Все те же самые, что и остальные. В основном корыстные: кражи, грабежи, преступления против личности, преступления на бытовой почве на фоне алкогольного опьянения и прочее. Преступность с ярко выраженной этнической направленностью в республике отсутствует. Например, нет диаспоры, занимающейся целенаправленным наркосбытом, как в ряде других регионов,

«ДК»: Рост количества мигрантов в России привел к увеличению числа проявлений экстремизма. В Удмуртии это заметно?

А.П.: По этой линии было выявлено 9 преступлений, что в два раза больше, чем в 2013 году. Все они были направлены на разжигание ненависти к представителям той или иной национальности. Удмуртия – толерантная республика, тем не менее наличие в регионе мигрантов, диаспор, конечно, побуждает отдельных людей к экстремистским призывам на интернет-ресурсах. Таких нужно воспитывать. Без управляемой и регулируемой трудовой миграции ни одно современное государство жить не может. Поэтому противодействию проявлениям экстремизма мы будем уделять повышенное внимание.

«ДК»: Какие еще угрозы общественной безопасности в республике сегодня актуальны?

А.П.: Большинство из них связано с экономикой. Любое изменение экономической ситуации находит свое отражение в общественных проявлениях. Вызовы станут более серьезными, если в республике существенно увеличится число незанятого населения. Поэтому наше экономическое сообщество, назовем его так, должно заботиться о том, чтобы у людей была работа. И правительство республики должно делать все от него зависящее, чтобы экономика развивалась или как минимум поддерживалась на достигнутом уровне. Тем более что впереди у нас муниципальные выборы, и они будут менее предсказуемы, чем выборы главы республики: количество кандидатов огромно, уровень противоборства выше, и следить за тем, чтобы не проявились политические силы, которые захотят сыграть на трудностях страны, будет сложнее. В связи с этим я бы хотел предостеречь политиков и пожелать им избегать резких суждений.

«ДК»: На что нужно обратить внимание республиканским и муниципальным органам власти, чтобы создать предпосылки для улучшения криминальной обстановки?

А.П.: Если говорить о слабо управляемой преступности – бытовых преступлениях, мелких кражах, то здесь ничего нового  придумывать не нужно. Удмуртия занимает третье место в ПФО и входит в десятку в России по уровню пьяной преступности. Нетрезвыми гражданами совершается каждое второе преступление, а в отношении них – каждое третье. Для профилактики таких преступлений обязательно нужно строить вытрезвители, тогда сам факт возможности попадания в такое учреждение убережет часть граждан от чрезмерного употребления алкоголя и нахождения на улице в нетрезвом состоянии.

Много преступлений совершается лицами, употребляющими наркотики. И мы должны всем миром неустанно доказывать, какое это зло.

Нужно создавать условия для борьбы с подростковой преступностью. И для этого обязательно достроить Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Если за год через него пройдет 400 подростков, как в прежние годы, то мы уже снизим количество преступлений на несколько сотен. Республике надо обратить внимание на улучшение физкультурно-спортивной работы. У нас сотни спортивных секций, если в каждой из них по 3-5 подростков будут заниматься бесплатно, это позволит увести детей с улиц. Общество «Динамо» готово со всеми поделиться опытом организации такой практики.

Далее, необходимо четко организовать работу по улучшению доступа к такой государственной услуге, как охрана правопорядка. На федеральном уровне для этого многое делается, нам выделяются серьезные средства, благодаря которым мы построили одно здание райотдела. И в то же время мы с завистью смотрим на соседнюю Башкирию, где за счет республиканского бюджета строится сразу четыре райотдела. А у нас республика абсолютно не помогает развивать материальную базу МВД. На Сюмсинский райотдел не взглянешь без слез. Нам нужно строить Сарапульский райотдел, два спецприемника. Почему бы республике не принять в этом участие?

Всех сегодня беспокоит ситуация, которая складывается на дорогах. Количество автотранспорта стремительно возрастает – на полуторамиллионную республику у нас 536 тысяч автомобилей, из них 48 тысяч приобретено в 2014 году. А дороги по-прежнему не отвечают необходимым требованиям: реверсивного движения нет, освещение слабое, пешеходные переходы оборудованы плохо. Надо уяснить, что одно только выравнивание асфальтового покрытия дорог не является их улучшением. Есть вопросы и к дисциплине водителей, которая в ряде случаев халатна на грани с преступностью. Мы задержали 11 тысяч пьяных за рулем, и 10 тысяч из них уже были лишены прав. Вот над этим надо работать.

2015 год станет для нас годом участковых. На этом направлении мы видим еще немалый потенциал по улучшению профилактической работы. И опять же здесь не обойтись без помощи республики и муниципалитетов. В эту службу должны идти лучшие сотрудники. Их нужно мотивировать с помощью специальных программ, в том числе республиканских.

«ДК»: Кто еще, кроме власти, может сыграть свою роль в профилактике преступности?

А.П.: Есть такая сила, как общественность. И мы ждем от нее влияния на процессы, которые могли бы снизить долю преступности, связанной с мелкими кражами, бытовым пьянством, поножовщиной. Важно, чтобы были воссозданы добровольные народные дружины. И в тех микрорайонах, где среди проживающих высока доля работников одного предприятия, в этом должны проявить заинтересованность директора предприятий, как сейчас происходит, например, в Сарапуле. Нужно возрождать опыт добровольных оперативных отрядов в студенческих общежитиях. Большая помощь со стороны общественности может быть оказана в нормализации ситуации на дорогах – на проблемных дорожных участках должны работать профессионалы, а там, где достаточно слежения, нужно установить средства фиксации, чтобы дружинники могли наблюдать за обстановкой на мониторе, оперативно реагировать на ее изменение и передавать информацию мобильным отрядам. Мы ни в коем случае не собираемся перекладывать на кого-либо работу полиции, а вот активное содействие общества в деле охраны правопорядка никогда не помешает. В свою очередь, мы гарантируем, что организация оперативного реагирования на обращения граждан будет приоритетом в нашей работе и в 2015 году.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России