Информационно-методическое пособие

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Саморазрушающее (аддиктивное) поведение детей и подростков

 

 

 

 

 

 

Понятие «аддиктивного поведения». Факторы риска.

 

Алкоголизм.

 

Наркомания.

 

Токсикомания.

 

Другие зависимости.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 В ходе реформ в современной России материальные потребности у определенных людей резко возросли, а социальные и духовные сократились, вся структура общества разрушилась. Экономические отношения перестали контролироваться нормами культуры и нравственности. Собственность стала самоцелью. Самым доходным видом бизнеса стали деструктивные развлечения, которые ведут к вымиранию нации.

 Среди многих проблем России одно из важнейших мест заняли проблемы аддиктивного поведения современной молодежи. Наркомания, алкоголизм, токсикомания и другие отрицательные явления стали угрожать здоровью населения всей страны. Данные явления начали  распространяться на территории России угрожающими темпами. В решении данных проблем появилась необходимость системной работы, ориентированной на использование всего арсенала профилактических, воспитательных, медицинских и правоохранительных мер.

Профилактическая работа – это не скоротечная кампания, а важный элемент социальной политики государства, с вовлечением в нее, наряду с государственными органами, общественных, религиозных организаций, средств массовой информации.

 

1.     Понятие «аддиктивное поведение». Факторы риска

 

Аддиктивное поведение детей и подростков – это «саморазрушающее» поведение, которое определяется повторяющимися действиями, направленными на систематическое употребление психоактивных веществ с целью изменения своего психического состояния с развитием выраженных первичных социальных, психологических и медицинских последствий до стадии формирования зависимости.

Аддиктивное поведение относится к групповому «социализированному» типу нарушений и включает следующие понятия: факторы риска наркотизации, группы «риска формирований состояний зависимости», непатологические и патологические формы аддиктивного поведения.

            Профилактика зависимости от наркотических средств представляет собой стратегию, направленную на снижение факторов риска в «группах риска формирования зависимости».

Аддиктивное поведение (от англ.addiction – пагубная привычка, порочная склонность) – одна из форм отклоняющегося, девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности. Такой уход происходит путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых психоактивных веществ. Приобретение  и употребление этих веществ приводит к постоянной фиксации внимания на определенных видах деятельности.

Наличие аддиктивного поведения указывает на нарушенную адаптацию к изменившимся условиям микро- и макросреды. Ребенок своим поведением «кричит» о необходимости оказания ему экстренной помощи, и меры  в этих случаях требуются профилактические, психолого-педагогические, воспитательные в большей степени, чем медицинские.

Аддиктивное поведение является переходной стадией и характеризуется злоупотреблением одним или несколькими психоактивными веществами в сочетании с другими нарушениями поведения, порой криминального характера. Традиционно в аддиктивное поведение включают: алкоголизм, наркоманию, токсикоманию, табакокурение, т.е. химическая аддикция, а также нехимическая аддикция – компьютерная аддикция, азартные игры, любовные аддикции, сексуальные аддикции, работоголизм, аддикции к еде (переедание, голодание).

Зависимость, по определению ВОЗ (1965), есть «состояние периодической или хронической интоксикации, вызываемой повторным употреблением естественного или синтетического вещества». Зависимость разделяется на психическую и физическую.

Психическая зависимость характеризуется овладевающим желанием или неодолимым влечением к употреблению психоактивного вещества, тенденцией к увеличению его дозы для достижения желаемого эффекта, непринятие вещества вызывает психических дискомфорт и тревогу.

Физическая зависимость – состояние, когда употребляемое вещество становится постоянно необходимым для поддержания нормального функционирования организма и включается в схему его жизнеобеспечения. Лишение этого вещества порождает синдром отнятия (абстинентный синдром), заявляющий о себе соматическими, неврологическими и психическими расстройствами.

2. Алкоголизм

Под алкоголизмом понимают хроническую болезнь, развивающуюся вследствие длительного злоупотребления спиртными напитками. Пьянство – это чрезмерное употребление алкоголя не обязательно в рамках хронического алкоголизма.

По определению ВОЗ, алкоголики – это «интенсивные пьяницы, зависимость которых от алкоголя достигает такой степени, что возникают явные психические нарушения или конфликты в физическом и психическом здоровье, в их межличностных отношениях и хозяйственных функциях, или они являются продромом такого развития и поэтому нуждаются в лечении».

Алкоголизм сам по себе – расстройство не психическое, но при алкоголизме могут возникнуть психозы, причиной которых служит как хроническое отравление самим алкоголем, так и вызванные им нарушения метаболизма, в особенности функций печени. Алкогольное опьянение может стать провокатором эндогенных психозов.  На последней стадии развивается деменция (Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е., 1995).   Алкогольное опьянение проявляется психическими, неврологическими и соматическими нарушениями.  У непьющих простое опьянение встречается наиболее часто. Эффект действия алкоголя не всегда однозначен и меняется в зависимости от возраста и «стажа»  пьющего, общего состояния организма, особенностей конституции и нервной системы, от дозы алкоголя, от скорости его всасывания в кровь и от чувствительности к нему организма.  Обильная, особо богатая жиром и крахмалом (картофель) пища замедляет процесс всасывания. Натощак и в присутствии углекислоты (шампанское, газированная вода, напитки) всасывание ускоряется.  Чувствительность повышается при утомлении, голодании, недосыпании, охлаждении или перегревании.

Психическая зависимость – патологическое стремление к опьянению, преследующее цель устранить чувство дискомфорта (достичь реакции, устранить тревогу, неуверенность, повысить активность, обострить воображение, общение).

Чаще психическая зависимость проявляется:

- у незрелой личности, склонной искать защиту, поддержку, неспособной принимать состоятельно обдуманные и рациональные решения, имеющей повышенную внушаемость и пр.)

-  при наличие конституциональных, органических особенностей личности (черепно-родовая травма, акцентуации характера и пр.)

-  при специфическом характере выполняемой деятельности (нервные перегрузки, служебные и творческие неудачи, неудовлетворенность личной жизнью, отсутствие условий реализации жизненно важных целей, социально-экономическая невостребованность приводит к личной несостоятельности и пр.)

            Общая схема такова: возникает возбуждение, подъем, вызванный в основном борьбой организма с поступившим ядом, а затем возможно расслабление, угнетение, сон. Психические процессы также изменяют свою продуктивность под влиянием алкоголя.  Исследования показали: увеличение дозы алкоголя способствует единообразным изменениям интеллектуально-мнестических процессов, наблюдаются изменения моторики, рассогласуются движения, появляется речевая расторможенность.

            Выделяют типичную (простое опьянение) и атипичную картину опьянения. Простое опьянение имеет три степени.

            Легкая степень опьянения напоминает гипоманиакальное состояние и проявляется повышенным настроением, чувством недовольства, комфорта, желанием общаться. Люди становятся говорливыми, речь громкая, быстрая, мимика утрированная, жесты размашистые, движения порывистые, но точные. Внимание отвлекается, память ухудшается. Отмечается тахикардия, повышается аппетит, расторможенность сексуального влечения. Через 2-4 часа наступает вялость, сонливость. Период опьянения вспоминается хорошо.

            Средняя степень. Здесь наблюдаются выраженные неврологические нарушения: речь делается смазанной (зизартрия), походка – шаткой, с покачиваниями, почерк резко меняется. Нередко возникает тошнота, рвота (при развитии алкоголизма это исчезает). Настроение неустойчивое: эйфория чередуется с раздражительностью, озлобленностью, склонностью к скандалам и агрессии. Внимание переключается с трудом, ориентировка сохранена. Возбуждение сменяется глубоким сном, за которым следуют разбитость, вялость, головная боль. Некоторые события в состоянии опьянения помнятся смутно.

            Тяжелая степень характеризуется угнетением сознания – от оглушения до сопора и комы.  Стоять человек не может, лицо амимично, возможна рвота, нередко недержание мочи, кала, тело становится холодным. Малопонятное бормотание с отдельными эмоциональными выкриками переходит в беспробудный сон – сопор, во время которого даже нашатырный спирт не вызывает никаких ответных реакций. В коматозном состоянии исчезает зрачковая реакция, дыхание затрудняется. Воспоминания не сохраняются.

            Атипичная картина развивается при некоторых видах психопатии (расстройство личности), после перенесенных черепно-мозговых травм, мозговых инфекций, нейроинтоксикаций, психических заболеваний, при некоторых хронических соматических заболеваниях. Атипичному опьянению способствуют: бессонница, эмоциональный стресс, сочетание алкоголя с другими токсическими или лекарственными средствами. Выделяют дисфорическое опьянение, депрессивное, сомнолепное, истерическое, гебефреническое.

            Дисфорическое опьянение встречается при эпилептоидной психопатии и акцентуациях характера эпилептоидного типа, после черепно-мозговой травмы, при эпилепсии и изменениях личности. Вместо эйфории возникает дисфория – злобно-мрачное настроение с желанием «разрядиться» на окружающих. Они пристают к другим, задирают их, наносят побои, иногда жестокие, в драке звереют, ломают, бьют.  В одиночестве могут наносить самоповреждения, порезы.

            Депрессивное опьянение характерно для тех, кто вообще склонен к депрессиям (циклоидные и сенситивные личности), или для перенесших тяжелые психические травмы, употребляющих алкоголь, чтобы «забыться». Жалобные причитания и плач сопровождаются высказываниями о мрачной безысходности, самоупреками, самобичеванием или обвинениями других в несправедливости. У больных в состоянии легкого опьянения иногда бывает только мрачный вид, они молчаливы, переживания таят в себе. В эти моменты они могут совершать неожиданные для окружающих суицидальные действия.

            Сомнолепное опьянение встречается  у  астеничных ослабленных субъектов при быстром всасывании алкоголя, а также при сочетании его с транквилизаторами или клофелином. Эйфория мимолетна или отсутствует, вегетативные нарушения не выражены. После употребления алкоголя быстро наступает сон. Его глубина и продолжительность зависят от степени опьянения.

            Истерическое опьянение  встречается при истерической психопатологии и акцентуации характера. Проявляется бурной экспрессией, патетическими интонациями, выразительными жестами, позами, утрированной мимикой. Пьяный перед окружающими разыгрывает спектакль, изображая несчастного и страдающего или выдающуюся личность, никем не понятую и т.д. Опьянение может завершиться истерическим припадком.

            Гебефреническое  - с нелепым хохотом, кривлянием, импульсивными поступками, встречается довольно редко.

            Патологическое опьянение.

            Сумеречное патологическое опьянение проявляется отрешенным видом больных, которые куда-то стремятся, от кого-то убегают, проявляют агрессию – жесткую и бессмысленную. Движения хорошо координированы, сохраняются навыки, поэтому окружающие оценивают их как опьяневших, а не пьяных. Совместная деятельность невозможна, все поступки совершаются в одиночку, действуют молча и злобно. Лицо бледное, зрачки расширены. Все завершается крепким сном, амнезия полная. Реже- отрывочные воспоминания, которые впоследствии забываются. Чаще всего встречается при эпилепсии и черепно-мозговых травмах.

            Параноидное опьянение – отличается внезапным, как озарение, бредовым толкованием происходящего (иллюзии, галлюцинации). Страхи, бред изменяют сознание. Выпадают из памяти целые эпизоды, зрительные образы отличаются особой яркостью.

            Каким бы ни было алкогольное опьянение, оно еще непосредственно прямо не говорит о наличии у выпившего хронического алкоголизма. Важнейшие признаки этого заболевания следует искать в промежутках между приемами спиртного. Осевым критерием алкоголизма (и не только) является наличие так  называемой «психической зависимости».

            Алкоголизм обычно развивается после нескольких лет пьянства (злокачественные формы даже за год-два). Однако некоторые лица могут пьянствовать многие годы без развития алкоголизма. 

 

Алкоголизм у детей и подростков

            В последнее десятилетие особую тревогу вызывает «омоложение» алкоголизма, которое обуславливается, в первую очередь, кризисными социально-экономическими изменениями в стране. Рассмотрим психологическую специфику подросткового и юношеского алкоголизма.

            Большинство семей детей алкоголиков находится за чертой бедности. Государство, по существу, полностью отказалось от существовавшей системы профилактики алкоголизма и наркомании.  Средства массовой информации до определенного времени соревновались в рекламе крепких спиртных напитков, в настоящее время продолжается реклама на пиво. Наблюдается увеличение криминальных, аморальных и неполных семей с искореженной системой воспитания. Растет беспризорность, безнадзорность, бродяжничество, преступность несовершеннолетних…

            В силу вышесказанного социально-экономический аспект следует рассматривать как ведущий, но не решающий фактор «омоложения» алкоголизма. Другим фактором в этом процессе  являются органические поражения головного мозга, мозговые инфекции, тяжелые отравления, перенесенные в первые годы жизни, неблагоприятные воздействия окружающей среды, криминальная, аморальная, неполная семьи, акцентуации характера, умственная отсталость и пограничные формы умственной отсталости. Как показали результаты опросов среди подростков, злоупотребляющих спиртным, такое поведение воспринимается ими как «форма протеста». Для таких молодых людей характерны враждебность и отчуждение по отношению к взрослым и неприятие их взглядов и принципов. Очень часто общение с родителями вызывает у подростков сильные стрессы, они не получают поддержки со стороны семьи. Их «алкогольный протест» указывает на отчужденность от семьи и общества. По этой причине злоупотребляющие алкоголем молодые люди оказываются более предрасположенными к совершению правонарушений.

            Следующим немаловажным фактором приобщения детей и подростков к алкоголю являются специфические особенности поведения, характерные для данного возраста, в частности потребность к группированию со сверстниками из потребности идентификации с ними. Употребление спиртного становится характерным занятием для определенной группы, поэтому подросток, который хочет стать членом такой компании, также начинает пить. Употребление алкоголя – это важная часть роли взрослых, которую им так не терпится играть. Это своеобразный ритуальный обряд перехода во взрослый мир. Очень часто употребление алкоголя подростками является реакцией на ощущение тревоги и одиночества. Алкоголь позволяет им на определенное время освободиться от неуверенности в себе, стеснительности, беспокойства, преодолеть общественные запреты.  Как показали исследования, злоупотребляющие алкоголем испытывали чувство неудовлетворенности собой, отличались безответственностью, незрелостью представлений о жизни, замкнутостью, ненадежностью, эгоистичностью, недоверчивостью и неприятием норм и правил (Райс Ф., 2000).

            Не все молодые люди, иногда позволяющие себе крепко выпить, становятся потенциальными алкоголиками. Проблемная ситуация возникает тогда, когда молодой человек начинает выпивать в основном по психологическим причинам, а не просто за компанию или по поводу какого-либо события. Частое употребление алкоголя с целью расслабиться и снять психологическое напряжение говорит о существование серьезных личностных проблем. Такие подростки плохо контактируют с членами семьи и одноклассниками, хуже учатся, более склонны к совершению правонарушений, реже участвуют во внеклассных мероприятиях, чаще не ночуют дома. Очень не многие из них пристрастились к алкоголю настолько, что приблизились к опасной черте алкоголизма, но уже сейчас в их поведении видна психологическая неуравновешенность, которая заставляет выражать  протест или искать убежища от проблем с помощью спиртного.

            Эти и другие обстоятельства составляют важнейшие предпосылки подросткового и юношеского алкоголизма, способствующие более раннему усвоению алкогольных традиций, установок, на фоне которых формируются все психические процессы и личность в целом.

            Б.С.Братусь, анализируя динамику психического развития детей, злоупотребляющих спиртным, обратил внимание, что дошкольный период не вызывает особых опасений у воспитателей: дети подвижны, охотно общаются со сверстниками, их ведущая деятельность соответствует возрасту. Однако иногда отмечается повышенная возбудимость или истощаемость, несколько изменен и характер их игр: в них больше присутствуют мотивы наказания, элементы жестокости, что, прежде всего, можно отнести за счет влияния микросреды. Вследствие семейного неблагополучия эти дети попадают в группу социально и педагогически запущенных, и их подготовка к школе оказывается не достаточной по сравнению с нормой: они менее приспособлены к учебе и школьным требованиям поведения. Их основные отличия от нормы обычно сводится к тому, что они более утомляемы, более нетерпеливы, возбудимы и раздражительны, не способны к длительному сосредоточению внимания, к длительным психическим нагрузкам. Оказывается, им трудно учится, уже к младшему подростковому возрасту у них появляются трудности в поведении, они становятся нарушителями спокойствия в классе, больше, чем другие, тянутся к уличным компаниям, имеют склонность рано приобщаться к алкоголю.

            По мере усложнения школьной программы таким детям становится все труднее усваивать школьную программу. Их умственная работоспособность ограничивается 15-25 минутами, вторая половина урока проходит мимо их внимания. Они становятся невнимательными, отвлекаются, отвечают невпопад. Все это вызывает осуждение, раздражение учителей, насмешки со стороны сверстников и стойкое негативное отношение к ним. Такому ребенку не под силу бывает самостоятельно справиться с выполнением домашнего задания без дополнительной помощи взрослых. В неблагополучной семье подобная помощь, как правило, отсутствует. Отсюда раздражение, недовольство родителей и обвинения ребенка в лени, тупости, глупости, нередки различные наказания – от лишения каких-либо благ до физического наказания.

            В результате важнейшие потребности ребенка этого возраста, тесно связанные с его учебной деятельностью (потребность в одобрении взрослых, окружающих, родителей, сверстников, потребность в самоуважении и пр.), начинают ущемляться, фрустрироваться, постепенно создавая глубокий внутренний дискомфорт.

            Выходы из этого положения могут быть различными и, к сожалению, далеко не всегда благополучными: иногда такой ребенок становиться на время забитым, подобострастным, тихим; иногда, напротив, стремиться компенсировать недостатки учебы бравадой, дерзостью, выходками на уроке; иногда – ролью постоянного шута в классе; иногда, если позволяют физические силы, - драками и т.п. В исследовании Е.Н.Голублевой, проведенной под руководством Б.С.Братуся, было показано, что уже в раннем детстве и младшем школьном возрасте на операциональном уровне воспринимаются и усваиваются будущими «трудными» детьми разнообразные асоциальные формы поведения, например «выяснение отношений» как обязательная драка и т.п.

            Наблюдения показывают, что именно с подросткового возраста эти дети начинают злоупотреблять алкоголем. Было бы ошибкой думать, что подросток ввиду своего отягощенного психического развития выбирает в качестве предмета новых потребностей собственно алкоголь. Как правило, им выбирается не алкоголь, а компания, группа, в которой обязательным элементом общения, времяпровождения является выпивка. Это компания, группа, которую в литературе называют по-разному – уличной, дворовой, асоциальной и т.п. Эти группы могут быть однородными по возрасту или разнородными, с двумя-тремя старшими заводилами. Чем же привлекают эти группы, почему из широкого спектра предметов, отвечающих потребностному состоянию подростка (часто неосознанным желаниям личностного общения, самоутверждения, взрослости и т.п.), выбирают именно алкоголь?

            Главным здесь является то, что в уличной микросреде подростки, если ни в каком другом месте не находят реального поля для самоутверждения, могут обрести наконец высокий социальный и личностный статус, проникнуться самоуважением, чего они не в состоянии были сделать в школе, ни в своей семье, ни в какой – либо социально приемлемой внешкольной деятельности. В группе подросток удовлетворяет потребность в свободном, нерегламентированном общении, там он просто проводит досуг, а находит средство для самовыражения (Кон И.С., 1989). Группа, особенно сначала, кажется новичку полной демократизма, теплоты, лишь позднее обнаруживается ее жесткость, иерархия, обязательное подчинение лидерам, корпоративность и т.п. Употребление же алкоголя имеет здесь особое значение. Именно групповая выпивка нередко играет роль психологического рубежа, своеобразного посвящения в члены группы. Потребление спиртных напитков, в свою очередь, требует денег, которые у подростков, только начинающих самостоятельную жизнь, либо очень мало, что толкает группу на первые выраженные асоциальные, криминальные поступки. Алкогольные эксцессы подростков (несовершеннолетних) – это и способы «взрослого» самоутверждения, проведения досуга, свободного общения. Алкоголизм среди детей и подростков изначально групповой по своему характеру. Едва ли можно встретить подростков, употребляющих алкоголь в одиночку. Им обязательно нужны зрители для разворачивания своеобразного подросткового алкогольного театра.

            С началом систематического употребления алкоголя у подростков неизбежно возникают конфликты в учебном заведении, на работе, в семье. Однако, как правило, в историях больных ранним алкоголизмом это противодействие микросреде ограничивалось либо мерами репрессивного характера (выговора, порицания, административное воздействие), либо их «пуганием» последствиями алкоголизма, пагубными перспективами связи с «другой компанией». Подобные меры, будучи негативными, не могли оградить подростка от уличной компании. Эти меры не сочетались с психологически обоснованными запросами подростка социально приемлемого стиля жизни и таких форм деятельности, в которых они могли бы быть успешными и удовлетворяли их эмоциональные чувства и социальные ожидания. Его потребности в личном эмпатийном общении, ощущении собственной значимости, защищенности, силы удовлетворялись только в этой девиантной группе. Уличная компания, пусть в извращенной форме, но давала им все необходимое. В подобной ситуации сопротивление, а тем более репрессии окружающих взрослых лишь увеличивали внутреннюю сплоченность компании, отрезая подростку или, во всяком случае, крайне затрудняя путь возвращения к благополучному детству.

            Внешние черты личности подростка, для которого затруднен возврат в благополучную среду, достаточно подробно описаны клиницистами. Они отмечают, что больным ранним алкоголизмом свойственны возбудимость, агрессивность, сексуальные извращения, заостренность характерологических черт, депрессивные реакции, нарушение социальной адаптации, узость интересов, асоциальные тенденции, циничность, эмоциональная холодность, утрата привязанности к семье и т.п. Для целей криминологического исследования следует особо отметить такие черты подростков –алкоголиков, как подозрительность, недоверчивость, повышенная мнительность, необоснованная ревность, готовность к болезненной фиксации ошибочных утверждений. В мотивационной сфере изменяется содержание потребностей и перестраивается иерархия мотивов. Алкоголь становиться ведущим мотивом поведения. Все перечисленные качества действительно приводят к усилению репрессивных мер по отношению к подростку или полному дистанцированию и изоляции его от общества, тем самым провоцируя бродяжничество или раннюю криминализацию.

 

Подростковый алкоголизм и правонарушения

            Педагоги, психологи ошибочно считают, что есть только один механизм связи преступности несовершеннолетних с алкоголизмом, а именно – совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения по формуле: алкогольное опьянение – потеря социального контроля – преступление. В.Ф. Пирожков(1998) утверждает, что у несовершеннолетних преступников чаще действует другой механизм, а именно: потребность в алкоголе – корыстное преступление – алкогольное опьянение. Свыше 35 % совершается несовершеннолетними в трезвом состоянии, но для добычи средств на приобретении алкоголя. Алкоголизация подростков, как правило, носит групповой характер, отсюда и связь с групповыми преступлениями. Потребность во взрослом самоутверждении разворачивает другой механизм: потребность в самоуважении – групповой алкогольный эксцесс – групповое преступление. По этой форме совершаются многие так называемые «свадебные преступления», преступления в период проводов в армию, а также в вечернее и ночное время, когда группа «расслабляется» после удачного дела. Здесь возможны акты поножовщины, использование огнестрельного оружия. Свыше 40% всех насильственных преступлений, актов вандализма и хулиганства совершаются по этой формуле.

            Существенны психологические различия между алкоголиками – преступниками и непреступниками. Непреступников отличает, по данным Ю.М. Антоняна, то, что среди них преобладают лица, характеризующиеся эмотивностью, эмоциональной неустойчивостью, неуверенностью в себе. Среди алкоголиков - преступников преобладают те, которые характеризуются высокой активностью, выраженностью защитных механизмов в форме отрицания тревоги, что не позволяет им адекватно определить возможности неблагоприятных последствий собственных действий. У них отсутствует взвешивание и анализ различных вариантов своего поведения, а возникшие побуждения непосредственно реализуются в поступках. Для таких правонарушителей типичны выраженные влечения к аффективным переживаниям, стремление к риску, «острым ощущениям» и т.п. Для них в то же время характерна высокая самооценка и тенденция быть в центре внимания. Деятельность, тр5ебующая постоянных усилий, не привлекает их, но для достижения целей, которые им кажутся привлекательными, они могут проявить упорство и упрямство. Морально – этические нормы обычно не оказывают существенного влияния на их поведение.

            Среди несовершеннолетних преступников В.Ф. Пирожков (1998) выделяет следующие типы и мотивацию потребления алкогольных напитков:

- начинающие пить из любопытства;

- употребление алкоголя в целях самоутверждения;

- любители «кайфа»;

- алкогольные эстеты;

- бравирующие;

- страдающих алкогольной болезнью.

            Развитие алкоголизма начинается с безобидного употребления алкоголя из любопытства. Часть подростков, удовлетворив свое любопытство, больше никогда алкоголь не употребляет. У других же состояние алкогольного опьянения приобретает личностный смысл – выпивка становиться средством самоутверждения. Такие алкогольные эксцессы носят групповой характер, должны иметь аудиторию, в глазах которой необходимо самоутвердиться (свою группу, других сверстников или взрослых). Группа алкоголизирующих подростков легко превращается в «скоп», избрав для самоутверждения пьяный кураж, хулиганство, демонстрацию силы, совершение актьов вандализма, драки, поножовщину.

            Любители кайфа, а также алкогольные эстеты. У данной группы употребление спиртного входит в традиционные ритуалы в качестве досуга, у которых социальная, групповая зависимость дополняется психологической зависимостью. Первые пьют, чтобы испытать алкогольную эйфорию, а вторые подкрепляют употребление алкоголя своими теориями: что и как предпочтительней пить, чтобы получить удовольствие и наслаждение. Алкогольным эстетам свойственно вовлечение в пьянство девушек, их спаивание, организация притонов, совершение актов изнасилований. У групп «любителей кайфа» и «алкогольных эстетов» криминальное поведение становится дополнением к алкогольным эксцессам, поскольку только употреблением алкоголя полностью заполнить досуг невозможно.

            Наибольшим криминальным риском обладают группы подростков, бравирующих употреблением алкоголя. Суть этой бравады – в стремлении к «всех перепить». Досуг их примитивен. Такое смыслообразующее стремление к алкоголю («выпью пол-литра и не пьянею», «моя норма – поллитровка» и др.) способствует быстрому перерастанию социальной (групповой) и психологической зависимости в физическую и ведет к деградации личности. На стадии алкогольной болезни подростки легко идут на любое преступление для добычи средств на алкоголь. 

            Родителям, учителям, психологам и социальным педагогам необходимо знать, что некоторые подростки и молодежные группы и неформальные движения декларируют полное непринятие алкоголя и наркотиков. К ним относятся «неонацисты», политизированные и религиозные объединения. Отказ от алкоголя у них может носить временный и постоянный характер, может быть внешней демонстрацией безалкогольного поведения, но это не является гарантией отсутствия других форм девиантного или делинквентного поведения. За последнее время среди делинквентной, криминальной молодежи возникло новое, прямо противоположное отношение к алкоголю – своеобразный «сухой закон». Он возник под влиянием определенных мафиозных структур, вербующих физически наиболее развитых подростков в свою среду. Из них они формируют себе телохранителей, подручных для расправы с неугодными и непокорными, группы сборщиков дани и пр. одним из условий принятия подростков в такие группы является строгий запрет на употребление алкоголя. Нарушителей изгоняют, отлучают от группы. Здесь есть практическая заинтересованность, т.к. трезвые исполнители преступных замыслов меньше допускают ошибок, «проколов» и «качественнее» реализуют преступный замысел. «Сухой закон» наблюдается также в определенных религиозных сетках.

            В отличие от мужского алкоголизма женский алкоголизм имеет свою специфику. Он развивается по преимуществу у лиц с узким кругом интересов, ограниченными семейно – бытовыми связями. Алкоголизм у девочек – подростков и у женщин протекает более злокачественно, с быстрой деградацией личности, с огрублением, угасанием родственных привязанностей, интеллектуальным снижением.

            Алкоголизм является одним из основных интегрирующих факторов того типа преступников, который может быть назван «асоциальным» и к которому относят тех, кто неоднократно был осужден за кражи, хулиганство, бродяжничество, попрошайничество. Их преступная деятельность, скорее всего, обуславливается не антисоциальной, а, скорее, асоциальной установкой личности. Правонарушения алкоголиков обычно отличаются пассивностью и не являются результатом продуманных решений, формой осмысленных, зрелых взглядов, ясных позиций. Многие правонарушения, совершаемые алкоголиками, характеризуются безынициативностью, инертностью, безразличием к себе и к окружающим.

            Завершая анализ подросткового и юношеского алкоголизма, Б.С. Братусь резюмирует, что болезнь не уничтожает личность как таковую, но глубоко извращает, деформирует её. В результате образуется собственно аномальная личность, т.е. не способная ни к творчеству, ни к позитивной свободе, ни к вере, ни к ответственности, ни к любви – словом, не способная ориентировать, направлять и организовывать жизненное развитие как процесс приобщения к родовой человеческой сущности.

 

 

3. Наркомания

 

Нарушения поведения у детей с риском наркотизации и формирования зависимости.

Саморазрушающее (аддиктивное) поведение

 

      Основные тенденции динамики аддиктивного поведения заключаются в следующем: на протяжении всего последнего, десятилетнего периода отмечался непрерывный рост:

·   вовлеченности старших подростков в употребление наркотических и токсических веществ,  злоупотребляющих алкоголем (более половины старшеклассников);

·   понизился  возраст приобщения к алкоголю:  если ранее среди шестиклассников группа риска практически отсутствовала, то теперь она составляет более 1/10;

·   отмечается переход с употребления так называемых "легких" на "тяжелые" наркотики (опиаты и др.), что отражает общие тенденции их распространенности;

·   подростки   с   аддиктивным   поведением   отличаются   большей   дезадаптацией в различных сферах.  Так, у них отмечаются  более низкая учебная успеваемость, конфликтные отношения с окружающими, при психологическом тестировании у них выявляется высокий уровень невротизации  и личностных расстройств.  По мере прогрессирования распространенности аддиктивного поведения в него вовлекаются и менее дезадаптированные    подростки,    в    первую    очередь,  в    плане   учебной успеваемости.

            Аддиктивное поведение детей и подростков - это "саморазрушающее" поведение, которое определяется повторяющимися действиями, направленными на систематическое употребление психоактивных веществ с целью изменения своего психического состояния с развитием выраженных первичных социальных, психологических и медицинских последствий до стадии формирования зависимости.

      Аддиктивное поведение относится к групповому, "социализированному" типу          нарушений и включает следующие понятия: факторы риска наркотизации, группы "риска формирований состояний зависимости", непатологические и патологические формы

аддиктивного поведения.

      Профилактика зависимости от наркотических средств представляет собой стратегию, направленную на снижение факторов риска в "группах риска формирования зависимости".

      Условия и обстоятельства социальной ситуации развития ребенка, увеличивающие его шансы стать потребителем наркотических средств, называются факторами риска употребления наркотиков, а факторы, снижающие этот шанс, названы протективными или защитными факторами.

 

Факторы риска

      Необходимо выделять биологические факторы и факторы "патологической почвы", макро - и микросоциальные, психологические факторы, предрасполагающие к аддиктивному поведению с употреблением ПАВ.

      Биологические факторы риска наркотизации:

      родителей и ближайших родственников;

      Факторы "патологической почвы":

·       резидуально-органические поражения головного мозга (менингоэнцефалиты, черепно-мозговые травмы) с органическими психическими расстройствами не психотического характера без выраженного когнитивного дефицита;

·         различные проявления ретардированного дизонтогенетического развития, включая задержки   развития,   ретардированный   пубертатный   криз,   задержанное  развитие (инфантилизм);

·         различные проявления диссоциированного и дисгармоничного развития, включая формирующиеся аномально-личностные свойства, из которых наиболее значимыми как    фактор    "патологической    почвы"    являются    эмоционально-неустойчивые, диссоциальные, истерические черты;

      Макросоциальные факторы риска наркотизации:

·         состояние   социально-экономической   ситуации    в    стране   с   высоким   риском дисстрессовых состояний у населения;

·          кризис базовой системы ценностей и культурных норм;

·         формирование устойчивой наркотической субкультуры с закреплением установок на употребление ПАВ как "престижное" поведение;

·         доступность психоактивных веществ.

       Микросоциальные факторы риска наркотизации, связанные с опытом ребенка в ведущих сферах его жизнедеятельности: в семье, в учреждениях образования, в общении со сверстниками.

      Семейный микросоциальный фактор:

·         злоупотребление   ПАВ   в   семье,   воспитание     в  семье   больных   алкоголизмом, наркоманией;

·         дисфункциональные воспитательные стили с высоким уровнем семейного стресса, низким уровнем семейного дохода, семейной нестабильностью;

·         отсутствие чувства принадлежности к семье;

·         несоблюдение членами семьи социальных норм и правил.

Школьный микросоциальный фактор:

•   асоциальные формы поведения в образовательном учреждении;

•   школьная неуспешность, особенно начавшаяся в младшем школьном возрасте;

•   частые переходы из одной школы в другую;

•   конфликтные отношения с педагогами и соучениками;

•   отстраненное    или    "скрывающее"    отношение    педагогического    коллектива    к употреблению ПАВ учениками.

      Коммуникативный микросоциальный фактор:

·         наличие в ближайшем окружении ребенка сверстников с девиантным поведением или лиц, употребляющих ПАВ;

·         конфликтные взаимоотношения со сверстниками;

·         одобрение наркотизации в ближайшем окружении ребенка.

      Психологический (личностный) фактор риска наркотизации:

·         наличие акцентуированных свойств характера;

·         личностные особенности (неуверенность в себе, заниженная самооценка, колебания настроения, невысокий интеллект, неприятие социальных норм, ценностей);

·         неэффективные  копинг-стратегии,  включая  стратегии  избегания,  ориентацию на снятие напряжения, обусловленного стрессором, а не на изменение условий его

              проявления;

·         низкая эффективность личностных ресурсов;

·         быстрая    фиксация    ригидной    модели    употребления    ПАВ: успокаивающей, коммуникативной, конформной, гедонистической, манипулятивной, активирующей, компенсаторной;

·         отсутствие необходимых социальных навыков, социальная пассивность;

·         отсутствие жизненной перспективы.

     

Факты о наркотиках и наркомании

Большинство родителей утверждают:  «У наших детей все хорошо, им это не грозит». Опасное заблуждение!

Зависимость развивается исподволь, предпосылки и склонности могут возникнуть еще в детстве. Поэтому мы, взрослые, должны создать такие условия, чтобы нашим детям, вначале маленьким, затем взрослым, была обеспечена независимость от различных наркотиков.

Есть в народе хорошая поговорка «информирован – значит вооружен». Врага надо знать в «лицо», а наркотик – это самый безжалостный, бескомпромиссный враг.

Как распознать опасность

Старое медицинское правило гласит: чем раньше выявлено заболевание, тем больше шансов на его излечение.

Родителям, педагогам, специалистам, ведущим работу с детьми и молодежью необходимо знать наиболее общие признаки, которые свидетельствуют о возможном «знакомстве» с наркотическим веществом. Эти признаки можно условно разделить на прямые и косвенные.

Прямые признаки с несомненностью подтверждают факт приема наркотика. К ним, можно отнести состояние наркотического опьянения, как при разовом, так и систематическом употреблении, а также состояние абстиненции, возникающее только при наличии  уже сформировавшейся зависимости.

 

Для всех, кто находится в состоянии наркотического опьянения, независимо от степени его выраженности характерны:

 Что нужно делать педагогу при подозрении на употребление подростками наркотиков:

Основные правила:

 

1.           Целесообразно при первом контакте избегать репрессивной и осуждающей,
тактики, постараться убедить ребенка в необходимости обращения за медицинской
помощью. Указать на недопустимость появления в школе в состоянии одурманивания,
вовлечения сверстников в употребление психоактивных веществ, сообщить, что в этом
случае администрация школы будет действовать в установленном для такой ситуации
порядке.

2.           Предложение   помощи   подростку   должно   быть   корректным и, если
ситуация позволяет, ненавязчивым.

3.           Недопустимо    разглашение    информации    о    заболевании   подростка, поскольку  это приводит к полному прекращению продуктивного контакта.

4.           Необходимым представляется информировать педагогов об учреждениях
оказывающих наркологическую помощь несовершеннолетним и основах организации их учебы. Особо следует знать о возможности анонимного лечения. Целесообразна информация о реально работающих с этой проблемой общественных организациях.

5.           При работе с подростком, употребляющим психоактивные вещества, надо точно знать, какова ситуация в семье подростка, могут ли родители реально влиять на   поведение   своего   ребенка,   каково   его   микросоциальное   окружение по месту жительства.

               

                Если у Вас возникли подозрения, что подросток употребляет наркотики, наиболее оправданны следующие действия:                                      

 1. Корректно сообщить о своих подозрениях родителям  подростка или опекунам подростка.

          2.При   подозрении   на   групповое   потребление   наркотиков   необходимо
провести повторные беседы с
 родителями всех членов «наркоманической» группы. В ряде случаев, это целесообразно  осуществить   в  виде  собраний   с   приглашением

специалиста,  занимающегося вопросами подростковой наркологии.

              3. Предоставить подросткам и их родителям информацию о возможности анонимного обследования   и   лечения,   указать   адреса   и   телефоны   организаций, работающих  в таком режиме.

Если у Вас возникли подозрения  в том, что подросток находится в состоянии наркотического опьянения, то в таком случае необходимо:

1.Удалить учащегося из класса, отделить его от одноклассников.

2         Срочно вызвать медицинского работника школы.

3         Немедленно поставить в известность руководителей школы.

4,    В случае, если состояние подростка может быть расценено как состояние наркотического или алкогольного опьянения, немедленно известить о случившемся
родителей
или опекунов подростка.

5.    Нецелесообразно проведение немедленного разбирательства    причин и обстоятельств употребления алкоголя или наркотиков.

Если вы уверены, что Ваш ребенок употребляет наркотики

            Скажите ему прямо о Вашем беспокойстве и его причинах. Твердо заявите ему, что Вы против употребления наркотиков и намерены вмешаться в ситуацию. Если Вы не встречаете понимания или сталкиваетесь с негативной реакцией, необходимо прибегнуть к помощи специалиста - нарколога.

Не откладывайте решительных действий. Если имеются явные признаки потреблений наркотиков ребенком, обращайтесь за профессиональной помощью.

           Приучите себя фиксировать наблюдения за меняющимся поведением ребёнка. Тогда ваши выводы о том, всё ли в порядке и есть ли повод для особого беспокойства, приобретут системность и обоснованность. Критическая масса стоп-сигналов — повод серьёзно задуматься. Проблема необязательно в возможном пристрастии подростка к наркотикам или другим психоактивным веществам. Но последствиями вполне могут стать и наркотики тоже.

Из кн. Родительский всеобуч стр. 28-29 серия «В помощь образовательному учреждению: профилактика злоупотребления психоактивными веществами» Сост. Г.Н.Тростанецкая, А.А.Гериш – Минобразования России, «Эфлакс», 2003.

Психоэмоциональная сфера

внезапные общие перемены в поведении ребёнка

резкие перепады настроения в короткий промежуток времени

проявления эмоциональной и социальной незрелости

стремление к немедленному удовлетворению своих желаний

так называемое «тоннельное видение» — ограниченное узкими рамками отношение к проблемам и их разрешению

эмоциональная заторможенность

Родители. Отношения в семье

конфронтация с родителями; ломка семейных устоев

отказ обсуждать с родителями свои проблемы

полный отказ от общения с родителями

разрастание конфликтов

всё возрастающая изоляция от семьи

нежелание знакомить своих новых друзей с родителями

Отношения с друзьями

всё большее охлаждение к прежним друзьям

снижение интереса к друзьям и знакомым противоположного пола

новые знакомства с теми, кто намного старше, с людьми со странностями, которые явно избегают встреч со старшими членами семьи

Потеря желаний

падение интереса к учёбе и приобретению новых знаний

общая пассивность

равнодушие к школьным предметам, спорту и прежним увлечениям

Низкая самооценка

проявления чувства безнадёжности и беспомощности

ощущение себя виноватым

частое состояние печали, чувство ущербности, обиды и страха

ощущение собственной неполноценности

усиливающаяся неуверенность в себе

социальная изолированность и обособленность

Игнорирование, отказ

обвинение других в собственных безответственных действиях и поступках

выискивание чужой вины, чужих промахов и ошибок

разговоры о вредных привычках у взрослых

оправдание неблаговидных поступков сверстников, выгораживание молодёжи как таковой в её асоциальных проявлениях

Опоздания

систематические опоздания в школу и на занятия

всё более поздние возвращения домой

отговорки по поводу своих опозданий всегда под рукой

потеря чувства времени

Страх. Паранойя

паранойя

ощущение своей избранности

Безрассудство. Равнодушие к опасности

всё возрастающая склонность к риску и поиск сильных нервных потрясений

усиливающаяся импульсивность

преувеличенная самоуверенность

участие в рискованных предприятиях

Враждебность. Ожесточённость к другим

возрастает вызывающее неповиновение правилам и распоряжениям

растёт враждебность и угрожающий вызов в поведении

дети действиями и словесно выражают себя грубо и

оскорбительно

в гневе способны крушить и ломать домашнее имущество

могут сознательно нанести себе увечье

 

От детского сада до третьего класса

Разговор об алкоголе и других наркотиках с детьми этого возраста должен быть четким и понятным им. Большинство детей интересуются тем, как устроено их тело, как работают различные органы. Акцентируйте внимание ребенка на том, как положительно действуют на организм человека полезные вещи и как разрушают его вредные. Помогите ребенку понять, почему лекарства спасают больного человека, а наркотики делают здорового больным. Ребенок в этом возрасте должен знать:

4—6 классы

            Большую роль в этом возрасте играет окружение, в первую очередь друзья. Именно от окружения во многом зависит поведение детей, их отно­шение к старшим, к своим обязанностям, к школе и так далее. Кроме того: в этом возрасте весьма высока тяга к разного рода экспериментам. Дети про­буют курить, пить. У многих в будущем это может стать привычкой.

            Самое важное в этот период — постараться воспитать в учениках незави­симость, способность отстаивать своё мнение, не идти на поводу у других.

К концу шестого класса дети должны:

   знать, что существуют наркотики короткого и длительного действия и понимать, к каким последствиям ведёт их употребление;

   уметь объяснить, почему они не хотят употреблять наркотики;

   уметь предлагать друзьям другую форму общения, избегать компаний, в которых «балуются» наркотиками.

К концу девятого класса, как правило, по­ловина подростков уже попробовала нарко­тики (из-за подражания, чтобы не отстать от товарищей). Кроме того, наркотики — это часть бунта, так свойственного юности вооб­ще.

Пришло время научить ребёнка отказы­вать кому-то, даже если это тяжело и неприят­но. Вы можете смоделировать ситуацию, ког­да ему против желания предлагают покурить или выпить, и пусть он попробует сам решить, как лучше отказаться.

К концу девятого класса ребёнок должен знать:

   стадии наркотической зависимости;

   влияние  наркотиков  на двигательные реакции человека, его координацию, в
связи с чем становятся невозможными занятия спортом, вождение машины и
тому подобное.

Выпускные   классы.   К   концу школы дети должны:

   знать о возможности траги­ческого  исхода  от  приёма комбинированных   наркоти­ков;

   понимать, что многие тяжёлые заболевания напрямую связаны с наркоманией;

   знать  о   пагубном   влиянии наркотиков на развитие плода и течение беременности;

   понимать,    что    наркотическое состояние ведёт к со­вершению   преступлений,   к
дорожно-транспортным про­исшествиям и тому подобному;

   чётко  осознавать  ту  опасность, которую наркомания несёт обществу.

 

Если Вы столкнулись с наркоманом

На улице, в транспорте, в любом другом общественном месте можно столкнуться с человеком, находящемся в состоянии наркотического опьянения. Если пьяного довольно легко определить по поведению, запаху, разговору, то человека, одурманенного наркотиком, можно принять просто за психически неуравновешенного. Действительно, человек, находящийся в определенной стадии наркотического опьянения, может выглядеть странно. Но сказать так - значит не сказать главного. Наркоман, независимо от того, находится ли он под воздействием наркотика или испытывает жгучую потребность в очередной порции яда, представляет реальную опасность для окружающих. Под воздействием наркотика он не отдает отчета в своих действиях, а при возникновении физиологической потребности в очередной порции он готов пойти на преступление. Наркоман из-за нескольких рублей может даже убить человека. Опасность столкновения с наркоманом во многом зависит от способности своевременно «опознать» такую личность.

Лучший способ избежать контакта с наркоманом заключается в использовании следующих рекомендаций.

Не посещать тех мест, где наркоманы обычно собираются. Немедленно уходить от людей, которые по перечисленным выше признакам напоминают наркоманов.

Если такой человек проявляет по отношению к вам внимание, пытается вступать с вами в разговор, демонстрирует бесцеремонность и агрессивность, немедленно уйдите. Причем идите туда, где как можно больше людей, где вы можете быстро затеряться и выйти из поля зрения подозрительного человека даже в случае, когда он вас преследует. Если вы где-либо заметили шприцы, резиновые жгуты, пустые ампулы из-под жидких медицинских препаратов, большое количество таблеток снотворного психотропного свойства, следы от многочисленных уколов-инъекций на руках в области вен и т.п. и подозреваете, что столкнулись с людьми, употребляющими наркотики, немедленно покиньте это место.

 

Опросник «Группа риска наркозависимости» (ГРН). Выявление групп риска наркозависимости в старшем подростковом возрасте

 

Методика была разработана в 1995-1996 г.г доктором психологических наук Б.И.Хасаном, кандидатом психологических наук Ю.А.Тюменевой и апробирована в Красноярской университетской гимназии «Универс» №1. В настоящее время методика широко используется в ряде школ г.Красноярска и Красноярского края.

            Предлагаемая методика "Выявление групп риска наркозависимости в старшем подростковом возрасте (14-17 лет)" представляет собой опросник для учащихся 8-11 классов школы. Опросник предназначен для определения динамики степени (актуальности) риска появления зависимого поведения в условиях системы образования.

Общая характеристика опросника

Опросник представляет собой ряд биполярных утверждений, которые   разнесены по трём диагностическим шкалам.

1.Шкала "поведение в ситуации риска" (6 утверждений) обнаруживает ту или иную стратегию поведения в ситуации риска (нормальное, адекватное поведение; неадекватное поведение -  избегающая или преодолевающая стратегия).

2. Шкала "интерес к наркотикам" (6 утверждений) позволяет обнаружить разный характер интереса к области, связанной с наркотиками: отрицание какого бы то ни было интереса; любопытство к этой области; повышенный, обостренный интерес ко всему, что несет информацию о наркотиках, который связан с направленным поиском такой информации, структурированием времени "под этот интерес". Данные по школе классифицируются как обнаружение осуществленной пробы.

3.Шкала "социальны установки" (10 утверждений) обнаруживает наличие характеристик активного стремления к социально полезным действиям, увлеченности групповой работой, соревновательности, значимости для подростка социального одобрения или, наоборот, равнодушия и отрицания просоциальных действий при тенденции совершать или одобрять асоциальные поступки. Таким образом, опросник содержит 22 утверждения.

Ключ к опроснику

Название шкал

Шкала "поведение в ситуации риска"

Шкала "интерес к наркотикам"

Шкала "социальные установки"

№№ утверждений

2,5,7а,7б,15,16

3,6,8,10,11,13

1,4,12,14,17,18,19,20,21,22

            Подсчитывается количество баллов, набранное по каждой шкале. Крайняя левая клетка соответствует 6 баллам, крайняя правая - 1 баллу.

 

6

5

4

3

2

1

 

1.Я не собираюсь откладывать удовольствия из-за других важных дел

+

 

 

 

 

 

1.Я откладываю удовольствие, если сейчас есть важные дела

 

Обработка результатов

Обработка результатов проводится компьютерным образом с помощью программы EXEL. Результаты опросника обрабатываются следующим образом:

1.Определяется норма для всей выборки (параллели).

2.Результаты ниже среднего значения по выборке расцениваются как "низкие", попадающие в среднее значение - "средние" и, соответственно, выше нормы - "высокие".

3.Для интерпретации данных, полученных при исследовании, мы распределили сочетание показателей по "группам риска". Для наглядности и удобства работы они представлены в следующей таблице.

Группы риска

"поведение в ситуации риска"

"интерес к наркотикам"

"социальные установки"

Гр."не рискующие"

С

С

С

1-я гр. риска "потенциально готовые к пробе"

Любой показатель

(Н,С,В)

Н,С

Любой показатель

(Н,С,В)

2-я гр.риска "совершившие пробу"

Любой показатель

(Н,С,В)

В

Н,С

3-я гр.риска "аддиктивное поведение"

Любой показатель

(Н,С,В)

В

В

Описание "групп риска"

            Группа "не рискующие" определяется "средними"  показателями по всем шкалам. Для подростков, попавших в данную группу, характерно адекватное поведение в ситуации риска (пробы), когда проба осуществляется в силу природного любопытства. В данном случае, пробуя наркотик, подросток пробует именно наркотик (а не ситуацию, или новую роль и т.п.), он ощущает воздействие на организм, чувствует запахи или вкус. Как правило, в таком случае ничего привлекательного в употреблении подобного рода препаратов  он не находит и принимает решение о ненужности наркотиков для него.

            1-я группа  риска "потенциально готовые к пробе" определяется наличием низких или высоких показателей хотя бы  по одной шкале "интерес к наркотикам". "Низкие" или "высокие" показатели по шкале позволяют предположить, что подросток реализует избегающий или преодолевающий тип поведения соответственно. Реализация одного из этих типов поведения делает подростка "потенциально готовым" к совершению пробы.

            При низких баллах, набранных по шкале "социальные установки", человек характеризуется избытычно-активным стремлением к социально-полезным действиям, значимостью для него социального одобрения. При высоких баллах - равнодушием и отрицанием просоциальных действий при тенденции совершать или одобрять асоциальные поступки, что так же может выступать фактором риска.

            2-я группа риска "совершившие пробу". Диагностический критерий здесь - высокие показатели по шкале "интерес к наркотикам", определяющие активный интерес подростка к данной сфере. В соответствии с показателями по другим диагностическим шкалам можно вероятностно прогнозировать дальнейшее разворачивание событий. Способ интерпретации такой же, как и в группе 1.

            3-я группа риска "аддиктивное поведение" - определяется высокими показателями по шкалам "интерес к наркотикам" и " социальные установки". Можно предположить, что подросток, попавший в эту группу, принадлежит к асоциальной группе и реализует аддиктивное поведение.

            К полученным результатам следует относиться достаточно осторожно. С помощью опросника можно определить "напряженные" места в школе (класс, параллель), но ни в коем случае не "поставить диагноз" конкретному ребенку. Повышенный интерес к наркотикам может быть связан, например, и с тем, что кто-то из близких людей находится в ситуации зависимости.

Требования к процедуре проведения

            Опрос проводится анонимно. На процедуру уходит примерно 30 минут. Важно, чтобы во время исследования класс был в максимально полном составе. Если на момент проведения опроса в классе отсутствует больше, чем пятая часть учеников класса, то мероприятие лучше перенести на другое время. Это важное требование, поскольку, как указывалось выше, обработка результатов и определение норм проводится для каждой выборки. Отсутствующие школьники могут быть как раз "претендентами" по 2-ю или 3-ю группу риска, а значит, повлиять на определение норм значений и интерпретацию результатов в дальнейшем. О том, что опросник будет проводиться, лучше сообщить ребятам заранее.

             Для больше вероятности правдивых ответов к подросткам лучше обращаться как к экспертам, с просьбой о помощи. Кроме того, в инструкции говорится о возможности получить обратную связь в индивидуальной беседе. В дальнейшем этот ход можно использовать для начала более серьезной диагностической беседы. Опросник предназначен для использования в период актуального риска, и действительно, подростков очень интересуют результаты, полученные в ходе процедуры. Для школьных психологов эти результаты могут быть хорошим материалом для обсуждения вопросов ребят, касающихся всей области, связанной с наркотиками. Это могут быть вопросы о себе или же о тех ситуациях, которые подростки наблюдают в своем окружении. В любом случае подобная беседа есть один из вариантов прямой профилактики. В то же время подобные индивидуальные консультации являются стартом специальной, адресной работы с детьми, попавшими в группу риска, поскольку позволяют выяснить дефициты ребенка и пристроить индивидуальные траектории развития.

            Опросник должен проводится каждый год, чтобы иметь возможность анализировать динамику "групп риска".

 

Инструкция

(Пример инструкции, предлагаемой в гимназии "Универс" в 2001 году, где опросник проводится 3 года подряд).

            "Здравствуйте, меня зовут ……….. .Психологическая служба гимназии проводит исследование среди старшеклассников для того, чтобы понять ситуацию в нашей гимназии, связанную с риском попадания в наркозависимость. Это исследование проводится каждый год, и такой опросник вы заполняли в прошлом году. Но за это время изменились вы сами, изменилась ситуация в школе и за её пределами.

             Заполнив опросник, вы сможете узнать о себе: склонны ли вы к зависимости от наркотиков, от алкоголя, компьютеров или других людей; какие внутренние качества могут стать причиной вашей зависимости.

            Если вас заинтересуют результаты, вы можете обратиться … (сообщается к кому, когда и куда можно обратиться).

            Поскольку опросник анонимный, обозначьте Блан каким-нибудь своим значком, чтобы вы могли отыскать его среди других. И так, внимательно прочитайте каждое утверждение и отметьте крестиком то положение, которое выражает степень вашей близости к той или иной позиции. Не пропускайте утверждений, это очень важно".

            Инструкция может варьироваться в зависимости от задач и условий проведения. К примеру, если исследование проводится впервые, то инструкция может быть такой:

            "Здравствуйте, меня зовут ……….. Я занимаюсь изучением проблемы наркомании. Ни для кого из вас не секрет, что в нашей стране, в нашем городе количество наркотически зависимых людей  растет. Очень часто получается так, что чем-либо помочь этим людям уже невозможно. Как правило, наркоманы, когда начинают употребление препаратов, могут и не подозревать, что станут зависимыми и не смогут бросить наркотики. Заканчивается всё для таких людей, как правило, фатально.

            Заполнив этот опросник, вы сможете узнать, попадаете ли вы в группу риска или нет. Если вас заинтересуют результаты, вы можете обратиться … (сообщается к кому, когда и куда можно обратиться).

            Поскольку опросник анонимный, обозначьте Блан каким-нибудь своим значком, чтобы вы могли отыскать его среди других. И так, внимательно прочитайте каждое утверждение и отметьте крестиком то положение, которое выражает степень вашей близости к той или иной позиции. Не пропускайте утверждений, это очень важно.

            Для того, чтобы правильно ответить на вопросы, давайте договоримся, что в данном случае наркотиками мы не будем считать сигареты и алкоголь, тогда как клей или таблетки - это наркотики.

            Посмотрите на бланк опросник. Между утверждениями есть клеточки. Ставьте крестик в ту клеточку, которая расположена ближе к тому утверждению, с которым вы больше согласны. Внимательно читайте утверждения и не оставляйте пустых строк".

 

1.Я не собираюсь откладывать удовольствия из-за других важных дел.                                                     

 

 

 

 

 

 

1.Я откладываю удовольствие, если сейчас есть важные дела.

2.Мне часто бывает скучно.

 

 

 

 

 

 

2.Мне не  бывает скучно.

3.В своей жизни мне довелось разговаривать с людьми, употребляющими наркотики.

 

 

 

 

 

 

3.В своей жизни мне не приходилось общаться с людьми, употребляющими наркотики.

4.Кроме уроков в школе у меня нет никакого другого важного дела.

 

 

 

 

 

 

4.Кроме уроков в школе у меня есть и другие важные дела.

5.Я жажду новых впечатлений.

 

 

 

 

 

 

5.Мне не нужны новые впечатления.

6.Некоторые мои друзья употребляют наркотики.

 

 

 

 

 

 

6.Мои друзья не употребляют наркотики.

7.Бывают моменты, когда я чувствую, что от меня все отвернулись.

 

Я не пытаюсь понять причину возникновения этой ситуации

 

 

 

 

 

 

Я пытаюсь понять, в чем причина.

Я ничего не делаю

 

 

 

 

 

 

Делаю все, чтобы исправить такое положение дел.

8.Я легко назову шесть наркотических веществ

 

 

 

 

 

 

8.Я не смогу назвать более двух наркотических веществ

9.Плохие оценки меня не волнуют

 

 

 

 

 

 

9.Я очень переживаю из-за плохих оценок.

 

10.Я интересуюсь книгами, фильмами о наркотиках и людьми, к ним причастными

 

 

 

 

 

 

10. Мне интересны книги, фильмы о наркотиках и люди, к ним причастные

11.Я знаю о наркотиках больше своих сверстников

 

 

 

 

 

 

11.Я знаю о наркотиках не больше своих сверстников

12. Мне безразлично, что думают обо мне родители.

 

 

 

 

 

 

12. Мне далеко не  безразлично, что думают обо мне родители.

13.Мне есть о чем поговорить с людьми, причастными к наркотикам

 

 

 

 

 

 

13.Мне не о чем говорить с людьми, причастными к наркотикам

14.У меня нет плана на будущую жизнь

 

 

 

 

 

 

14.У меня есть четкий жизненный план.

15.Когда друзья предлагают мне сделать что-то запретное, но интересное, я соглашаюсь

 

 

 

 

 

 

15.Когда друзья предлагают мне сделать что-то запретное, но интересное, я  не соглашаюсь

16.Если бы у меня была возможность выбирать, то я бы:

Спрыгнул с парашютом

 

 

 

 

 

 

Сыграл в компьютерную игру, имитирующую прыжки с парашютом.

17.Я считаю, что здоровый образ жизни не важен.

 

 

 

 

 

 

17.Я считаю, что здоровый образ жизни  - это важно.

18.Мне всё равно, хороший у меня характер или нет.

 

 

 

 

 

 

18.Мне важно, хороший у меня характер или нет.

19.Я ничего не делаю для того, чтобы родители могли мной гордиться.

 

 

 

 

 

 

19.Я делаю всё для того, чтобы родители могли мной гордиться.

20.Я не стараюсь сделать свой характер лучше.

 

 

 

 

 

 

20.Я  стараюсь изменить свой характер в лучшую сторону.

21.Мне всё равно, что думают обо мне мои одноклассники.

 

 

 

 

 

 

21.Для меня важно, что думают обо мне мои одноклассники.

22.Я ничего не делаю для того, чтобы мои одноклассники думали обо мне хорошо.

 

 

 

 

 

 

22.Я делаю всё, чтобы мои одноклассники думали обо мне хорошо.

 

Интерпретация результатов

            Напомним, что данная методика предназначена для определения динамики степени (актуальности) риска появления зависимого поведения в конкретном образовательном учреждении. В этом смысле методика не служит инструментом психологической диагностики, скорее это один из инструментов   оценки эффективности реализуемых программ профилактики. Надо помнить, что в данном случае единицей анализа является не конкретный подросток, а группа (класс) в контексте всей параллели или школы. Можно сказать, что речь идет даже не о группе риска, а о риске в группе, о риске для группы.

 

4. Токсикомания

 

Психокоррекционная работа при формировании аддиктивного

поведения с употреблением токсических веществ

 

На фоне огромного роста наркомании среди молодежи ситуация, складывающаяся в результате систематического вдыхания летучих растворителей детьми, драматична. Дети младшего школьного возраста для токсического опьянения используют преимущественно органические растворители типа клея «Момент», летучие компоненты которого обладают галлюциногенным и общетоксическим действием. Другие органические растворители, например, вещества для обработки мебели, бензол, ацетон, и другие, применяются реже.

Летучие органические растворители для вдыхания в целях токсического опьянения используют обычно дети, начиная с 7-8 лет (в 1-2 классах школы), то есть в возрасте фактического отсутствия критической оценки ситуации и высокой уязвимости развивающихся психофизических свойств личности. Дети втягиваются в систематические ингаляции, как правило из любопытства и подражания в сложившихся микрогруппах классных и дворовых товарищей. В большинстве случаев это мальчики в возрасте от 7 до 13 лет (девочки реже прибегают к вдыханию клея, и само употребление ими чаще скрывается, сопровождается стремлением замаскировать пристрастие). Большинство таких детей происходят из неблагополучных семей, их матери часто страдают алкоголизмом, ведут аморальный образ жизни. Общим для всех детей является психологическая атмосфера незащищенности и ненужности в доме. Практически у всех ребят имеются до злоупотребления психоактивными веществами проблемы с адаптацией к школьной жизни.

Клиническая практика указывает на преобладание в формировании токсиманической зависимости психологических и социальных факторов. Следовательно, употребление токсических веществ в большинстве случаев является вариантом психологического поиска относительной гармонии с иллюзорной реализацией детских фантазий.

В настоящее время в психокоррекционную работу вошли многочисленные техники, направленные на решение проблемных ситуаций личности в состоянии транса, т.е. в измененном состоянии сознания (ИСС). Эти методики (трансперсональная психотерапия, кататимно-образная психотерапия или символ-драма) используют специфические состояния «инсайта». В инсайтных переживаниях происходит не только кардинальное изменение отношения человека к его проблемам, но и мощные психофизические изменения целительного характера.

Групповая терапия носит ограниченный характер в виду того, что в группе начинают доминировать негативные лидеры, наиболее агрессивные дети, обычно те, которые имеют наибольший стаж злоупотребления растворителями и личностные расстройства. Их стремление к самоутверждению через силу делает работу с такими детьми в группе достаточно сложной.

Наиболее важным этапом является индивидуальная психотерапия. В процессе индивидуального психотерапевтического подхода дети начинают вести себя мягче, спокойнее. Исчезает внутренняя, столь характерная для токсикоманов конфронтация, стремление через активную агрессию утвердить свое «Я» и не воспринимать мир взрослых.

Для индивидуальной психотерапии разработаны простые и доступные для психологов и школьных педагогов техники.

Они опираются на теоретические и практические положения краткосрочной психодинамической психотерапии Х.К.Лейнера (кататимно-имагинативная психотерапия). Она разработана для детей и подоростков, страдающих ингаляционным злоупотреблением психоактивных веществ. Психокоррекционный подход предполагает целенаправленную проработку (свободное фантазирование) на строго определенную тему, являющуюся символическим отражением основных проблем ребенка.

Целенаправленное визуально-образное представление глобальных архетипических, символических образов всегда носит глубоко индивидуальный характер, отражает личностно значимые стороны ребенка и, естественно, его основные проблемы.

Техника проведения занятий

1 занятие

Индивидуальные занятия проводятся в уютном помещении, относительно изолированном от внешних раздражителей, не напоминающем обстановку класса или школьного кабинета. Ребенку предлагают сесть в уютное кресло и чувствовать себя непринужденно. После 10-15минутного знакомства (разговора о школе, проблемах, интересах, текущих событиях) приступают к занятию.

Ребенка просят максимально расслабить руки, ноги, как будто он собирается немного подремать, сделать несколько глубоких вдохов. Такие инструкции на релаксацию даются в течение 2-4 минут. Затем дается вводная типа: «Теперь попробуем проверить, как ты умеешь рассказывать истории, фантазировать».

Предлагается первый сюжет: «Прошу тебя представить какое-нибудь открытое место – поле, луг или поляну. Ты можешь представлять это с открытыми или с закрытыми глазами, как тебе удобнее». После короткой паузы специалист спрашивает у ребенка, что ему удалось представить. Дети легко выполняют просьбу, воображая предлагаемый сюжет. В дальнейшем ведущий задает наводящие вопросы, как бы подталкивая цепь воображаемых представлений ребенка, не давая наводящей информации. Все вопросы должны быть общими,  неконкретными, например, если ребенок сказал, что он представил себе луг, следует попросить описать его подробно, что он там видит, помогая ему репликами типа: «что еще? Что впереди? По бокам? Сзади? Размеры? Какое время года? Какое у тебя настроение?». Не следует индуцировать ответы ребенка вопросами типа: «есть ли где-то лес? Трава под ногами зеленая? Много ли цветов на лугу?»,  то есть постараться обеспечить максимальную спонтанность ответов. Если ассоциации ребенка «уводят» его от предполагаемой фабулы, например: «я вошел с луга в лес, поискать грибов», следует ненавязчиво вернуть его к теме поля, луга. Ребенку предлагается полная свобода поведения на этом лугу; его просят рассказать о том, что он стал бы там делать – «загорать», «рвать цветы», «бегать» и т.д.

Первые занятия такого типа продолжаются 10-15 минут, в дальнейшем их можно увеличить до 20 минут. Занятие заканчивается пятиминутной беседой о самочувствии, настроении, планах.

Сюжет поля, луга является базовым, символически отражающим «поле жизни», некое пространство индивидуального существования.  В норме здоровые люди, в том числе и дети, представляют зеленый луг или поле в середине лета, с яркими цветами в солнечный день. Пространство может быть обширным, до горизонта (что может указывать на высокий уровень притязаний), или ограниченное лесом, горами, забором и т.п. Сюжет поля (как любой другой) причудливо сочетает в себе желания и мечты: радость, безмятежность, безоблачность существования, что даруется пышной зеленью, цветами, ярким солнцем.

Состояние хронического стресса, тенденции к тревоге, депрессия четко отражаются на воображаемых представлениях уже на первых занятиях. Так, дети из неблагополучных семей, живущие в обстановке напряжения и страха, часто ясно «видят», что «торчат острые колючки», «трава выгорела». Один ребенок сказал даже так: «поле зеленое, но идти по нему страшно – это болото».

2 занятие

 Ведущим сюжетом является представление ручья. Часто дети сами говорят , что на краю поля, дуга «видят»  ручей. Если этого не происходит, ведущий предлагает вопрос: «А нет ли на твоем лугу, где-то в стороне, маленького ручья?», на что дети откликаются новой цепочкой ассоциаций.  Как и в сюжете «поле», ведущий направляет воображение ребенка репликами: «какой ручей?», «глубина?», «вода», «а что там еще?» и т.д.  Если ребенок ярко представляет себе сюжет, легко фантазирует, можно попробовать искупаться в чистой воде, попить ее, спрашивая при этом, какие ощущения он испытывает. Обычно дети быстро погружаются в образ, а некоторые столь ярко его переживают, что подносят ладошку с «водой» ко рту, «пьют» ее, делая глотательные движения.  Можно предложить ребенку пойти вдоль ручья – вверх или вниз; сделать определенный выбор, что в психотерапевтической традиции трактуется как возвращение к материнскому началу (воображаемое движение к истокам или стремление к слиянию).

Сюжет ручья, воды является не только важным вводным упражнением, но и может давать значительный информационно-диагностический материал. Так, если ручей представляется пересохшим или мутным, это может указывать на  серьезные проблемы во взаимоотношениях раннего детства, связанных с недостатком любви, защищенности. Воображаемое купание, питье чистой воды имеют определенный целительский смысл, символически «очищая» ребенка. Ибо, как бы не была выражена анозогностическая тенденция у детей-токсикоманов, они всегда частично понимают «грязность», вредность, разрушительность пристрастия к  вдыханию токсических веществ. Ведь информация о вреде вдыхания клея для здоровья поступает к детям не только от преподавателей, родных, медиков и т.д., но и от собственного организма в виде признаков отравления, головокружения, головной боли, тошноты, слабости. Картины соприкосновения с  водой, эмоционально ярко, позитивно переживаемые, сами по себе формируют бессознательное чувство отторжения вредной, «грязной» привычки, создавая условия для дальнейшей коррекции.

3 занятие.

Сюжет некоего существа, выходящего из леса или пещеры. Данный сюжет в психоаналитической трактовке Х.К.Лейнера является отражением бессознательных страхов и желаний, уходящих своими корнями в период раннего детства. У детей-токсикоманов этот сюжет очень часто выражает вытесняемый или символический образ разрушительно - запретного токсического вещества и несет мощный заряд фрустрации.

К третьему занятию вся процедура сеанса становится для ребенка привычной. Ведущий просит его устроиться удобнее и вновь представить картину луга, что дети делают без затруднений.  Затем ребенка просят «осмотреться» по сторонам, спрашивая, что находится впереди, слева, справа, сзади: луг или гора. Ребенка просят «вглядеться» с некоторого расстояния в картину леса или горы, описать ее (картину) в подробностях, а затем представить себе, что кто-то наблюдает за ним из глубины леса или из темной пещеры. Затем следует попросить ребенка вообразить, что этот наблюдающий выходит из закрытого пространства и приближается к нему. Обычно дети представляют существо из леса в виде животного – зайца, волка и другого, более или менее агрессивного и опасного. В психоаналитической традиции существо, выходящее из лесу (пещеры), если оно имеет угрожающий характер, отражает уровень агрессии или эмоционального напряжения, связанного субъективным неблагополучием в микросоциуме.

Традиционной психотерапевтической тактикой в этом случае считается следующий прием: опасное существо необходимо умилостивить. Если это зверь, «покормить его вкусной едой», затем подойти к нему с добром и успокоить, погладить.  Если это агрессивный человек или какой-либо монстр, попытаться с ним договориться, «выяснить», почему он злобен, и затем, поняв его, подружиться.

Однако в воображении детей токсикоманов существо, выходящее из тюрьмы, почти всегда символизирует их главную проблему – пристрастие к токсическим веществам,  и это существо имеет облик бескомпромиссно опасный. Так, одна девочка 9 лет (около года регулярно дышит клеем «Момент») «увидела», как из леса выскочила симпатичная белочка, но когда девочка хотела ее погладить, мгновенно превратилась в страшную, колючую, готовую укусить «зверюгу». При рассказе об этом у ребенка возникла заметная вегетативная реакция, она побледнела, покрылась потом, Гуки у нее задрожали. Девочка отказалась развивать данную тему. Другой мальчик 10 лет (с двухлетним стажем эпизодического вдыхания «Момента») «увидел» выходящего из леса вампира «с красными глазами», «с клыков которого капал клей».

Индифферентные, не враждебные образы у токсикоманов встречаются значительно реже, чем у детей с невротическими симптомами и девиантным поведением, а  если встречаются, то это можно указывать на эмоциональную пустоту, безразличие как личностное свойство или дефект ЦНС. В связи с тем, что ребенок символически олицетворяет токсическое пристрастие, психотерапия строится не на интеграции чувства агрессии, а на категорическом и безусловном отторжении и преодолении эмоции агрессии и ее носителя.  С этой целью символика дальнейших представлений включает в себя образы активной борьбы и победы над злом.

4 занятие.

После короткого вводного представления поля, луга попросить ребенка «увидеть» на этом поле, где-то вдали, маленькую фигурку человечка или какого-то иного существа. В очень редких случаях это ребенку не удается и тогда возможно дополнить спонтанное воображение внушением типа: «вглядись, вон там, вдали, на линии горизонта, человечек; посмотри, видно голову, руки…» и т.д. В целом внушение того или иного образа нежелательно, всегда следует создавать только условия, подталкивающие ребенка к спонтанному фантазированию.  В данном случае представление человечка, символически выражающего внутреннее «Я» ребенка, его собственный собирательный образ, вынесенный вовне, иногда встречает внутреннее сопротивление. В традиции психоанализа считается, что это связано с негативным и аутоагрессивным самовосприятием, бессознательным нежеланием смотреть правде в глаза в отношении самого себя, по-детски понимая всю пагубность своего пристрастия. Тем не менее, этот барьер сравнительно легко преодолим, и когда ребенок начинает уверенно фантазировать на тему «человечка», следует попросить его руководить этой фигуркой: дать ему (воображаемому существу) команду поднять правую руку, опустить, затем левую, попросить ее пройтись влево, затем вправо и т.п. К концу занятия ребенок обычно легко фантазирует, с интересом манипулируя фигуркой. Интересно, что воображаемый образ в процессе занятий быстро приобретает те черты и качества, которые ребенок хотел бы видеть в себе. Отчасти это происходит спонтанно;  отчасти ведущий может ускорять его вводными фразами типа: «присмотрись, кажется, он сильный, богатырь какого-то красного цвета, или загорелый…». Следует отметить, что для многих мальчиков идеальным воплощением мечты являются герои боевиков, мускулистые, неуязвимые, выходящие победителями из любой переделки – и одновременно эти герои не являются наркоманами. Дети легко «примеряют» к себе этот образ, активно вживаются в него, получая ощущение защищенности и уверенности. Герои кинофильмов легко «вписываются» в детскую психологию токсикоманов с ее культом силы, желанием найти отдушину в тяжелой жизненной ситуации.  У других детей, обычно младшего возраста, таким героическим образом является, например, робот из мультфильмов – железный, могучий, неуязвимый. Следует признать, что герои отечественных мультфильмов редко являются выразителями бессознательных желаний и тенденций ребят – токсикоманов, при том что это, как правило, действительно добрые, не агрессивные и умные мультфильмы. Парадоксально, что когда дети «дышат» клеем, то в галлюцинациях у них легко появляются видения зайца, волка и других персонажей мира отечественных мультфильмов.

Возможно, это связано с тем, что в своем большинстве дети-токсикоманы происходят из неблагополучных семей.  Они рано приобщаются к жесткому миру взрослых, часто бывают циничными, озлобленными, недоверчивыми и преждевременно теряют радостное восприятие мира.

5 занятие.

Занятие посвящено формированию в сознании ребенка двух альтернативных образов, несущих сильное и доброе, и, наоборот, злое начало. На уже знакомом поле ребенка просят представить образ силы в виде богатыря, могучего и уверенного, который подчиняется командам «героя». Ребенка просят в деталях описать его. Затем просят вообразить врага, символический образ своего пристрастия, который представлялся ранее.

Две-три минуты ребенка просят «видеть» позитивный образ, затем две-три минуты – негативный, с тем, чтобы ребенок четко ощутил их различие (некоторые дети переживают альтернативные образы достаточно эмоционально и ярко). Так повторяется в течение занятия несколько раз. Процесс перехода от позитива к негативу и, наоборот, при условии яркого детского воображения, достаточно болезнен и утомителен. Поэтому после 15- или 20-минутного занятия следует 10-15 минут спокойно поговорить с ребенком, переключив его внимание на приятные для него темы, его интересы, введя в беседу элементы релаксации, используя базовые фразы для комментария типа: «как это легко и спокойно…», «наверно, это приятно и навевает успокоение…», всячески при этом своей позой и интонациями «подстраивая» ребенка в направлении расслабления.  Данное занятие проходит не всегда гладко, поэтому в следующую встречу его можно повторить, варьируя различные нюансы образов.

6 занятие.

К шестому занятию дети легко могут включаться в воображаемую ситуацию. Фабула занятия  представляет собой проигрывание воображаемого боя позитивного и негативного  (символизирующего пристрастие к вдыханию клея) начал в ребенке.  Этот «бой» может  происходить спонтанно или под влиянием определенного поведения. Как уже отмечалось, оба образа должны представляться ребенку максимально конкретными. Позитивный – сильный, крепкий, любимый ребенком, обычно кинематографический борец со злом и соответствующей атрибутикой (мускулы, смелость, независимость, красивая внешность и т.п.); негативный выступает в виде злодея, вампира, страшного гадкого паука, окрашенного в черные краски. Ребенку предлагается воспроизвести указанные образы и смоделировать воображаемый бой с ударами, использованием оружия и конечным уничтожением врага. Увлеченные своей фантазией, дети постоянно отождествляют себя с положительным героем и уже как бы сами борются со злым началом. Роль ведущего остается прежней – ненавязчиво направлять цепочку визуальных ассоциаций ребенка, предоставляя ему полную возможность излагать, рассказывать свою сказку. Это выглядит обычно так.

Ведущий. Ты четко видишь своего силача? Он мощный?  А враг, ты его видишь? Какие чувства они вызывают?

Занимающийся. Он весь красный, как железный, с мечом в руке… Он бьет вампира, отрубает ему лапы, кровь брызжет…

Ведущий. Так… Что дальше?

Занимающийся. Вампир скулит… он еще сильный, хочет спрятаться…когтями грозит…

Ведущий. Что же твой богатырь? Он видит, что у вампира вместо крови клей?

Занимающийся. Да, клей, желтый, вонючий, в нем меч вязнет…

Сюжет боя необязательно сразу заканчивается победой. Иногда дети говорят, что они устали или отвлекаются на какие-то другие сюжеты. Не следует на данном занятии настаивать на продолжении боя. Проигрывание сюжета битвы переносится на другое занятие и, как правило, бывает более победоносным. Сюжет «бой» повторяется несколько раз до безусловного ощущения победы, когда после занятия дети испытывают чувство подъема, радости, силы. Однако не следует и злоупотреблять использованием данного сюжета. В отличие от сюжетов поля, ручья, несущих функции релаксации, сюжет боя, как выражение  самоутверждения через агрессию, легко стереотипизируется детьми и перестает носить функцию направленности на преодоление болезненного пристрастия и на бессознательное отрицание самой идеи употребления ингаляционных растворителей.

Шесть занятий – это тот минимум, который предусматривает психотерапевтическая часть психокоррекционной программы. На практики обычно проводится 7-8 занятий. Редко больше.  У некоторых детей с ярким воображением удается добиться хороших результатов поведения антинаркотического характера за 2-4 занятия.

 

 

 

 

 

5.     Другие зависимости

 

                     Компьютерная зависимость

 

            Компьютеры широко внедряются в повседневную жизнь. Возрастает количество людей, умеющих работать с компьютерными программами, играть в компьютерные игры. Повсеместно распространены салоны компьютерных игр, игровые автоматы. Освоение программ по пользованию компьютером сопровождается интенсивным освоением игровых программ. Можно наблюдать, как пользователи часами раскладывают на экране монитора карточные пасьянсы, гоняют шарики, водят самолеты и машины, поражая какие-то цели и набирая очки, нервничают, если не удается достигнуть цели, ликуют, когда удается. Многие из них становятся «коллекционерами игрушек», покупая и переписывая их, затрачивая при этом достаточно много времени. На работу, учебу, полноценный отдых и общение с близкими и друзьями не хватает времени. (С.100-107 - 2)

В последнее время наметились исследования в области игровой зависимости, которые рассматривают в основном психологические аспекты данной проблемы по аналогии с психологическими аспектами наркотической, алкогольной и других «традиционных» зависимостей. Проведение таких параллелей весьма удобно с точки зрения научного исследования игровой зависимости, т.к., в случае подтверждения эквивалентности этих видов зависимости, станет возможным спроецировать весь объем знаний, накопленных в области «традиционных» зависимостей, на зависимость от компьютерных игр. Имеются также работы, посвященные проблемам хакерства.

В литературе выделяются следующие виды злоупотребления информационными технологиями: компьютерные игры, Интернет-зависимость, «чат»-зависимость, хакерство. Рассмотрим их более подробно.

Компьютерные игры. Вместе с появлением компьютеров появились компьютерные игры, которые сразу же нашли массу поклонников. С каждым скачком в области компьютерных технологий растет количество людей, которых в народе называют «компьютерными фанатами» или «гамерами» (от английского «game» -игра). Основной, доминирующей деятельностью этих людей является игра на компьютере, в результате круг социальных контактов сужается и деформируется, а вся другая деятельность направлена лишь на выживание, на удовлетворение физиологических потребностей. Общение с этими людьми показывает, что многим из них увлечение компьютером отнюдь не идет на пользу, а некоторые серьезно нуждаются в психологической помощи. Большинство из них люди с известными психологическими проблемами: трудностями в общении, не сложившейся личной жизнью, они испытывают неудовлетворенность собой и, как следствие, теряют смысл и цель в жизни. Единственной целью для них является компьютер и все, что с ним связано.

В литературе предложена следующая динамика игровой зависимости, в которой можно выделить четыре стадии развития психологической зависимости от компьютерных игр: стадия легкой увлеченности; стадия увлеченности; стадия зависимости; стадия привязанности. Каждая из стадий имеет свою специфику.

Стадия легкой увлеченности. После того, как человек один или несколько раз поиграл в компьютерную игру, он начинает «чувствовать вкус», ему начинает нравиться компьютерная графика, звук, сам факт имитации реальной жизни или каких-то фантастических сюжетов. Человек получает удовольствие, играя в компьютерную игру, чему сопутствуют положительные эмоции. Природа человека такова, что он стремиться повторить действия, доставляющие удовольствие. Вследствие этого стремление к игровой деятельности становиться не случайным, а принимает некоторую целенаправленность. Однако специфика этой стадии в том, что игра в компьютерные игры носит скорее ситуационный, нежели систематический характер. Устойчивая, постоянная потребность в игре на этой стадии не сформирована, игра не является значимой ценностью для человека.

На стадии увлеченности появляется новая потребность-игра в компьютерные игры. Игра в компьютерные игры на этом этапе принимает систематический характер. Если человек не имеет постоянного доступа к компьютеру, т.е. удовлетворение потребности фрустируется, возможны достаточно активные действия по устранению фрустирующих обстоятельств.

Стадия зависимости. По данным Шпанхеля, всего 10-14% игроков являются заядлыми, т.е. находятся на стадии психологической зависимости от компьютерных игр. Эта стадия характеризуется серьезными изменениями в ценностно-смысловой сфере личности.

Зависимость на этой стадии может проявляться в социализированной и индивидуализированной форме. Социализированная форма зависимости отличается поддержанием социальных контактов с социумом (в основном с такими же игровыми фанатами). Такие люди очень любят играть совместно, играть с помощью компьютерной сети друг с другом. Игровая мотивация в основном носит соревновательный характер. Эта форма зависимости менее пагубна в своем влиянии на психику человека, чем индивидуализированная форма. Различие в том, что люди не отрываются от социума, не уходят в себя; социальное окружение, хотя и состоящее из таких же фанатов, все же, как правило, не дает человеку полностью оторваться от реальности, уйти в виртуальный мир и довести себя до психических и соматических нарушений.

Для людей с индивидуализированной формой зависимости такие перспективы гораздо более реальны. Это крайняя форма зависимости, когда нарушаются не только нормальные человеческие способности мировоззрения, но и взаимодействие с окружающим миром. Нарушается основная функция психики – она начинает отражать не воздействие активного мира, а виртуальную реальность. Для таких людей компьютерная игра – это своего рода наркотик. Если в течение какого-то времени они не «принимают дозу», то начинают чувствовать неудовлетворенность, испытывают отрицательные эмоции, впадают в депрессию. Это клинический случай, это образ жизни, ведущий к патологии.

Стадия привязанности. Эта стадия характеризуется угасанием игровой активности человека, сдвигом психологического содержания личности в целом в сторону нормы, т.е. человек «держит дистанцию» с компьютером, однако полностью оторваться от психологической привязанности к компьютерным играм не может. Это самая длительная из всех стадий – она может длиться всю жизнь, в зависимости от скорости угасания привязанности.

Многое сделано в области исследования мотивации игровой деятельности, однако мотивация, в каком смысле понимают ее большинство исследователей, не является первостепенным фактором формирования зависимости. Мы считаем, что механизм формирования игровой зависимости основан на частично неосознаваемых стремлениях, потребностях: уход от реальности и принятие роли.

Ситуация усугубилась а подключением персонального пользователя к Интернету. Продолжительные исследования в университете Карнеги-Меллона (США) показали, что интенсивное исследование Интернета ведет к сужению социальных связей, вплоть до одиночества, к сожалению внутрисемейного общения, развитию депрессивных состояний. Некоторые американские исследователи отмечают, что отсутствие или недостаточный доступ к Интернету усугубляет неравенство между людьми. За последние десять лет Интернет превратился в существенный фактор индивидуального развития и трансформации личности. Исследователи достаточно объективно расценивают как положительные, так и негативные стороны применения Интернета.

Остальные разновидности деятельности, осуществляемой посредством Интернета, а именно общение, познание и игра (развлечение), обладают свойством захватывать человека целиком, не оставляя ему иной раз ни времени, ни сил на другие виды деятельности. В связи с этим в настоящее время интенсивно обсуждается феномен (или заболевание, или синдром) (нарко-) зависимости от Интернета, или Интернет-аддикции. Это едва ли не единственная область во всем спектре гуманитарных исследований в Интернете, на разработку которой не претендует никто, кроме клинических психологов. Исследователи исходят из возможности развития зависимости (аддикции) не только от вводимых в организм материальных сущностей, но и от производимых субъектом действий и сопровождающих их эмоций (Войскунский А.Е., 2000).

Как отмечают исследователи, Интернет-аддикции не подчиняются закономерностям формирования зависимости, выведенным на основании наблюдений за курильщиками, наркоманами, алкоголиками или патологическими игроками. Если для формирования традиционных видов зависимости требуется определенное время (исключение составляют синтетические наркотики), то для Интернет-зависимости этот срок резко сокращается. В работе А.Е. Воискунского «Психологические феномены Интернет-аддикции» анализируются данные, полученные К.Янг. По этим данным, 25 % аддиктов приобрели зависимость в течение полугода после начала работы в Интернете, 58 % - в течение второго полугодия, а 17 % - по прошествии года. Кроме того, если долговременные последствия зависимости от алкоголя либо наркотиков хорошо изучены, то применительно к Интернет – аддикции отсутствует возможность долговременного наблюдения.

Чаще всего Интернет-аддикция понимается как:

- зависимость от компьютера,т.е. обсессивное пристрастие к работе с компьютером (играм, программированию или другим видам деятельности);

- «информационная перегрузка», т.е. компульсивная навигация по WWW, поиск в удаленных базах данных;

- компульсивное применение Интернета, т.е. патологическая привязанность к опосредованным Интернетом азартным играм, онлайновым аукционам или электронным покупкам;

- зависимость от «кибернет-отношений», т.е. от социальных применений Интернета: от общения на чатах, групповых играх и телеконференциях, что может привести к замене реальных семьи и друзей виртуальными;

 - зависимость от «киберсекса», т.е. порнографических сайтов в Интернете, от обсуждения сексуальной тематики в чатах или специальных телеконференциях «для взрослых».

В деятельности «аддикта» очевидны глубокая заинтересованность, любопытство, гипермотивированность. Интернет-аддикция граничит с описанием субъекта, увлеченность процессом познания, испытанием себя или творчества; наиболее адекватным психологическим аналогом феномена зависимости от Интернета будет опыт потока, или аутоделический опыт. Возникает ощущение переноса в новую реальность; опыт потока ведет к нарушению чувства времени, отвлечению от окружающей физической и социальной среды.

В настоящее время получены определенные результаты, подтверждающие предположение, что опыт потока детерминирован в деятельность пользователей Интернетом. Им характерны

·        Высокий уровень умений (относящихся к работе в Интернете) и контроля;

·        Высокий уровень мобилизованности (работа в Интернете воспринимается как вызов способностям и умениям) и возбуждения;

·        Фокусированность внимания (высокая концентрация);

·        Интерактивность (скорость работы компьютера, быстрота загрузки веб-страниц) и «телеприсутствие» или «телепогруженность» в «киберпространство».

Необходимо помнить, что зависимость от Интернета нередко скрывает другие аддикции или психические отклонения. Зависимые от Интернета  пользователи нуждаются в квалифицированной психотерапевтической помощи.

            Чат. Чем занимаются находящиеся в чате люди – понять поначалу довольно сложно. Прелесть чатного общения не только и не столько в размере аудитории, сколько в том, что в чатах можно ВСЕ: полная раскрепощенность мыслей и души. Это своего рода глобальная исповедальня. Этот мир прекрасен, но не комфортен. Вот почему жители виртуальной страны рано или поздно пытаются приблизить мир виртуальный к реальному (реальные знакомства с виртуальными собеседниками). Однако чат является прекрасным, даже единственным средством общения и даже обучения для людей, ограниченных физическими и умственными недугами.

            Хакерство. Другой проблемной областью при изучении глобальных изменений личности является так называемое хакерство. Часто хакеров описывают с негативной стороны, подчеркивая их запретные действия – разработку и распространение компьютерных вирусов (которые портят или уничтожают информацию), взлом электронных систем защиты информации, кражу средств с помощью компьютерных сетей. Но противоправные действия характерны лишь для части хакеров, в то время как для других членов этой группы свойственно переживание включенности в деятельность, поиск и решение творческих задач.

            Проблема хакеров актуальна для психологов с нескольких точек зрения. Для общей психологии приобретает особое значение вопрос о развитии личности в условиях новой, совершенно особенной знаковой среды.  В рамках изучения психологических последствий информатизации хакерство  представляет собой один из вариантов «негативного» развития личности при воздействии информационных технологий, изучение механизмов которого может помочь в исследовании других вариантов последствий информатизации.

            Таким образом, необходимо помнить, что зависимость от компьютерной техники нередко скрывает другие аддикции или психические отклонения. Зависимые от компьютеров пользователи нуждаются в квалифицированной  психологической помощи.

 

Азартные игры

   Увлеченность азартными играми называется гемблингом. Выделяются следующие признаки, характерные для гемблинга как разновидности аддиктивного типа девиантного поведения:

1. Постоянная вовлеченность, увеличение времени, проводимого в ситуации игры.

2. Вытеснение прежних интересов постоянными мыслями об игре, преобладание в воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями.

3. Потеря контроля (неспособность вовремя прекратить игру как после большого выигрыша, так и после постоянных проигрышей).

4. Состояние дискомфорта вне игровой ситуации, раздражительность, беспокойство.

5. Увеличение частоты участия в игре и стремление ко все более высокому риску.

6. Снижение способности сопротивляться соблазну («снижение игровой толерантности») возобновить игру. Человек, склонный уходить от реальности в мир игр, выбирает данный вид поведения в связи с неприспособленностью к действительности, обыденности, которая перестает его удовлетворять и радовать. Он ищет в игре азарт и риск, бурные запредельные эмоции, которые не находит в повседневной жизни. Способствовать риску развития пристрастия к азартным играм могут дефекты воспитания в семье: гипоопека (недостаток внимания родителей к ребенку), эмоциональная нестабильность, излишняя требовательность родителей, стремление к престижности и переоценка значимости материальных благ.

 

Методика выявления факторов риска зависимости у детей 6-8 лет

 

            Автор методики: кандидат психологических наук Е.Ю.Федоренко. Методика была разработана в 1998 году и апробирована в Красноярской университетской гимназии «Универс» №1. В настоящее время методика широко используется в ряде школ г. Красноярска и Красноярского края.

Общая характеристика опросника

            Методика выявления  факторов  риска  зависимости у  детей 6-8 лет  представляет собой опросник для родителей дошкольников и младших школьников и позволяет  выявлять социально-психологические дефициты развития ребенка на ранних стадиях, которые в дальнейшем могут приводить к формированию зависимых форм поведения. Опросник заполняется родителями индивидуально. Наиболее благоприятным временем проведения исследования считается период проверки готовности ребенка к обучению в школе, так как наряду с другими методиками может быть включен в анамнестический пакет для родителей и не вызывает напряжения. Родителям предлагается бланк опросника, на котором представлена инструкция к проведению.

            Опросник представлен в виде 26 биполярных утверждений. Отношение к каждому

Утверждению может быть обозначено пятью вариантами ответов: "полностью согласен", "скорее согласен, чем нет", "затрудняюсь ответить", "скорее не согласен", "полностью не согласен"; оценивается соответственно  от 1 до 5 баллов. Также предлагается 10 прямых утверждений, верность каждого из которых оценивается в 5 баллов; если утверждение неверно относительно ребенка, ставится 1 балл.

            В соответствии с выдвинутыми гипотезами опросник содержит три шкалы, которые имеют условные названия:

1) Зависимый тип поведения.

2) Эмоционально-волевые задержки

3)Психопатологические расстройства.

Краткая характеристика шкал

1.Шкала "зависимый тип поведения"  позволяет обнаружить уже имеющиеся у ребенка несвободы от определенного состояния, переживания как показатель дефицита ресурса ребенка.

2. Шкала "эмоционально-волевые задержки" обнаруживает дефицит эмоциональной сферы - нарушение функции приспособления, отсутствие ресурса для эмоционального "отыгрывания" ситуации (превращения ситуации в смешную или нелепую), дефицит сознательной регуляции собственной деятельности.

3. Шкала " психопатологические расстройства " обнаруживает наличие  комплекса предпосылок к формированию патохарактерологического развития личности вследствие влияния ППЦНС и неблагоприятной социальной ситуации развития. Это проявляется застреванием ребенка на определенных стереотипных  ненужных действиях, не обусловленных функциональной необходимостью и имеющих невротический характер, а также в эмоциональных нарушениях, приводящих к дезорганизации системы отношений личности.

            Опросник не предполагает интегрального показателя. Коррелиционные связи  между тремя шкалами опросника составляют: 0,29 (1 и 2 школы); 0,13 (1 и 3 шкала); 0,19 (2 и 3 шкала), все коэффициенты значимы на уровне р<0,01. В этом смысле наличие одного из перечисленных факторов (высокие баллы по одной шкале) достаточно для попадания ребенка в группу риска по одной из выделенных предпосылок.

            С помощью предложенного опросника мы можем выделить группу риска, требующую в перспективе особого внимания и специфического подхода во взаимодействии с ней. Это, тем не менее, не означает, что дети, попавшие в эту группу, обязательно продемонстрируют аддиктивные формы поведения, это во многом зависит от условий, в которые они попадут, и от ресурсов образовательного учреждения относительно определенного характера риска.

Ключ для подсчета баллов по опроснику

Порядковый номер

Название шкалы

Номера высказываний

1

Зависимый тип поведения

10,12,13,14,15,16,17,ж

2

Эмоционально-волевые задержки

1,2,3,4,5,6,7,8,911,18,19,22,24,е

3

Психопатологические расстройства

20,21,23,25,26, а, б, в, г, д,  з, и, к

 

Ключ к анализу результатов опросника

Показатели проявления признака

По  шкале

"Зависимый тип поведения "

По шкале " "Эмоционально-волевые задержки"

По шкале

" Психопатологические расстройства "

Низкий

(8-15)

(15-25,5)

(13-19)

Средний

(15-29)

(25,5-46,5)

(19-31)

Высокий

(29-36) и более

(46,5-57) и более

(31-37) и более

 

Инструкция для родителей

            Уважаемые родители, прочитайте, пожалуйста, каждую пару утверждений и отметьте крестиком то положение, которое выражает степень близости Вашего ребенка к той или иной позиции. Чем ближе к тому или иному утверждению будет стоять Ваш крестик, тем больше согласия с этим утверждением Вы высказываете. Здесь нет хороших или плохих, правильных или неправильных ответов. Ответьте так, как Вы думаете.

 

 

 

 

 

 

 

1.С моим ребенком практически невозможно договориться.

 

 

 

 

 

1.С моим ребенком всегда легко договориться.

2.Мой ребенок с трудом входит в незнакомую компанию детей.

 

 

 

 

 

2.Мой ребенок легко вступает в контакт  с другими детьми.

 

3.Мой ребенок часто стал употреблять в речи выражение " я не хочу"

 

 

 

 

 

3.Мой ребенок не употребляет в речи выражение "я не хочу"

4.Мне трудно убедить ребенка в чем-то, он упорно стоит на своем.

 

 

 

 

 

4.Мне не сложно договориться с ребенком о чем-то.

5.Моему ребенку трудно бывает что-либо запретить, он всё равно сделает по своему.

 

 

 

 

 

5.Достаточно один раз запретить что-либо моему ребенку, он больше не будет этого делать.

 

6.Часто капризничает, ни с того ни с сего, раздражается по пустякам.

 

 

 

 

 

6.Не капризничает, не раздражается по пустякам.

7.Любой человек может легко убедить моего ребенка в чем-либо.

 

 

 

 

 

7. Постороннему  человеку не просто убедить моего ребенка в чем-либо.

8. Мой ребенок больше любит играть один.

 

 

 

 

 

8. Мой ребенок не  любит играть один.

9. Во взаимоотношениях со сверстниками мой ребенок чаще подчиняется другим, чем настаивает на своем.

 

 

 

 

 

9. Во взаимоотношениях со сверстниками мой ребенок чаще настаивает на своем, чем подчиняется другим.

10.Мой ребенок не может жить без сладкого.

 

 

 

 

 

10.Мой ребенок равнодушен к сладкому.

11.Моему ребенку трудно организовать игру среди детей.

 

 

 

 

 

11.Мой ребенок легко может организовать игру среди детей.

12.Мой ребенок смотрит по телевизору всё подряд.

 

 

 

 

 

12.Мой ребенок вообще не смотрит телевизор.

13.Слушая ритмичную музыку, мой ребенок не может удержаться на месте и начинает пританцовывать.

 

 

 

 

 

13.Мой ребенок не стремится к активным действиям, слушая ритмичную музыку

14.В детстве мы с трудом отучали ребенка от соски.

 

 

 

 

 

14.В детстве мы с легкостью отучали ребенка от соски.

15.У моего ребенка есть целый ряд привычек, без которых он не может обходиться.

 

 

 

 

 

15.У моего ребенка нет привычек, без которых он не мог бы обходиться.

16.Мой ребенок слишком зависит от взрослых.

 

 

 

 

 

16.Мой ребенок не зависит от взрослых.

17.Самое страшное наказание для моего ребенка - лишение сладкого.

 

 

 

 

 

17. Лишение сладкого не является наказанием для моего ребенка -.

 Для моего ребенка характерно

18.Упрямсто.

 

 

 

 

 

18.Сговорчивость, покладистость.

19.Недовольство окружающими.

 

 

 

 

 

19.Восхищение окружающими.

20. Заикание

 

 

 

 

 

20.Четкая речь.

21.Энурез

 

 

 

 

 

21.Рано привык к горшку.

22. Боязнь новых людей и обстановки

 

 

 

 

 

22.Потребностьв новых людях и обстановке.

23.Невливость

 

 

 

 

 

23.Добродушие.

24.Плохое настроение.

 

 

 

 

 

24.Хорошее настроение

25.Заторможенность

 

 

 

 

 

25.Чрезмерная подвижность

26.Нарушение сна

 

 

 

 

 

26.Сон крепкий, спокойный.

Отметьте, пожалуйста, были ли характерны для Вашего ребенка следующие проявления:

а) тики (подергивание век, постукивание ногой, покусывание губ);

б) выраженные страхи (темноты, сказочных персонажей, смерти);

в) резкие смены настроения;

г) повышенная утомляемость;

д) непереносимость жары, духоты;

е) неспособность к терпению и ожиданию;

ж) чрезвычайная привязанность к матери;

з) плаксивость;

и) недовольство собой;

к) навязчивости (раскачивание на стуле, сосет соску, грызет ногти).

 

Пример оформления данных по результатам проведения опросника

Данные оформляются в сводную таблицу, которая позволяет видеть разброс факторов риска по общей выборке. Затем выделяется группа детей, рискующих хотя бы по одному фактору, и выносится в отдельную таблицу.

Обследование 2000-2001 гг.

Зависимый тип поведения

Эмоционально-волевые задержки

Психопатологические расстройства

Г.Ваня

24

36

34в

Ш.Андрей

23

51в

23

Ф.Юля

30в

54в

31в

Высокие баллы по шкалам опросника выделены цветом.

            Из таблицы видно, что в некоторых случаях  у ребенка мы можем видеть высокие баллы по двум или трем шкалам одновременно, это говорит о риске зависимых форм поведения по нескольким факторам и усиливает риск.

            Работа с этими данными разворачивается в двух направлениях.

1.Организация дальнейшего исследования динамики риска по каждому из выделенных факторов у детей из группы риска, поскольку нам важно понимать, как изменяется степень риска в условиях определенного образовательного учреждения. Для разворачивания такого исследования можно использовать методики, позволяющие увидеть изменения в каждом из перечисленных факторов.

2.Исследование ресурсов, имеющихся в конкретном образовательном учреждении для формирования самостоятельных, инициативных и ответственных форм поведения ребенка как альтернативы зависимости, развития эмоциональной сферы, эффективной работы с детьми, имеющими функциональные дефициты, для снижения степени риска зависимости.

 

            Список сокращений

 

ВОЗ – Всемирная Организация Здравоохранения

ИСС - измененное состояние сознания

ПАВ – психоактивные вещества

Литература:

  1. Вострокнутов Н.В. Антинаркотическая профилактическая работа с несовершеннолетними групп социального риска: руководство для специалистов социальных практик. -  М.: Московский городской фонд поддержки школьного книгоиздания, 2004 – 182 с.
  2. Гоголева А.В. Аддиктивное поведение. – Ижевск: издательский дом «Удмуртский университет», 2001 – 340 с.
  3. Родительский всеобуч. Серия «В помощь образовательному учреждению: профилактика злоупотребления психоактивными веществами» Сост. Г.Н.Тростанецкая, А.А.Гериш – Минобразования России, «Эфлакс», 2003.
  4. Семья и дети в антинаркотических  программах профилактики, коррекции, реабилитации / Руководство для школьных и медицинских психологов, социальных работников, врачей. – Москва: Министерство образования, ООО «Фирма «Вариант», 2003. – 240 с.
  5. Хасан Б.И. Образование в области профилактики аддиктивных форм поведения. – М.: Краснояр. Гос.ун-т.-Красноярск, 2003. 335 с.